Хронометр

вступление в силу для Франции Протоколов 1, 2 и 3 к Договору о безъядерной зоне в южной части Тихого океана (Договор Раротонга).
20.09.1996
сдача на хранение Китаем ратификационных грамот к Протоколам I и II к Договору о создании зоны, свободной от ядерного оружия, в Африке (Договор Пелиндаба).
20.09.1996

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

18.09.2018

«Следует расширять возможности в сфере просвещения и обучения для женщин и молодого поколения, тем самым вовлекая их в процессы разоружения. Следует также активнее привлекать экспертов, представителей промышленных кругов и гражданского общества к усилиям ООН в области разоружения», –  говорится в докладе Генерального секретаря о работе Консультативного совета по вопросам разоружения в 2018 году.

14.09.2018

«Полагаем, в интересах и России, и США поддерживать жизнеспособность важного международного инструмента, которым является ДРСМД», – заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков на зседании Международного клуба "Триалог".

12.09.2018

«Уже на первой встрече студенты поставили перед нами высокую планку. К нам приехали не просто студенты: у многих за плечами несколько лет очень интересной работы как в сфере международных отношений, так и в других областях. Почти каждый так или иначе говорит по-русски. Все мы в предвкушении интересной работы. Постараемся познакомить студентов с нашими партнерами, самыми опытными экспертами», - директор ПИР-Центра Альберт Зульхарнеев.

Транспарентность ядерных арсеналов и доктрин

Реализация положений будущего «Договора о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем», к переговорам о котором обязывает участников Статья VI ДНЯО, безусловно, займет длительное время – более длительное, чем выполнение всех предшествующих договоров в сфере ядерного разоружения вместе взятых.

Двумя главными условиями, необходимыми для начала переговоров по такому договору, станут эффективные меры доверия и транспарентности, с одной стороны, и меры проверок (или верификации) – с другой. Транспарентность и верификация, таким образом, выступают здесь как два взаимосвязанных явления, ведь основной принцип любого эффективного соглашения в области разоружения формулируется так: траспарентность должна быть верифицируемой.

Но существует и обратная взаимосвязь – если государство не предоставляет данных о количестве о качестве имеющегося у него ядерного оружия и запасов расщепляющихся материалов для его производства – невозможной становится и выработка специалистами действенных механизмов верификации.

При этом, если в ходе двустороннего процесса ядерного разоружения Россия и США уже наработали богатый опыт верификации сокращения и уничтожения средств доставки ядерного оружия, то задача верифицируемого уничтожения ядерных боезарядов остается во многом нерешенной.

Что предстоит сделать в этой связи?

• Выработать приемлемое для всех определение понятия «ядерный
боезаряд»
• Получить данные о количестве и типах боезарядов, имеющихся у каждого отдельного государства
• Прописать механизм инспекций и проверок для мест хранения боезарядов
• Разработать технические средства, которые дадут возможность подтвердить, что уничтожаемая боеголовка действительно является ядерным боезарядом
• Разработать технические средства проверки факта уничтожения каждого отдельного боезаряда.

ПИР-Центр в свое работе уделяет значительное внимание изучению механизмов обеспечения транспарентности ядерных арсеналов и доктрин и будущих сокращений ядерного оружия, организуя мероприятия и дискуссии на страницах журнала Индекс Безопасности по данной проблематике.

Публикации:

1. Юрий Федоров. ПРО, транспарентность и перспективы российско-американских отношений, 31 мая 2013 г.

2. Евгений Бужинский. Венский документ, меры доверия в области безопасности и контроль над обычными вооружениями, 13 февраля 2013 г.

3. Рекомендации Совета по устойчивому партнерству с Россией

loading