Торговля оружием по новому прейскуранту

26.03.2013

С самого начала Дипломатической конференции ООН по обсуждению проекта Международного договора о торговле оружием на форуме завязался конструктивный разговор о принципах, статьях и формулировках. Делегации из почти двух сотен стран постепенно формируют новый режим передач вооружений: определяют алгоритмы принятия решений для государств, правила поведения для импортеров и экспортеров, рамки дозволенного для брокеров, инструменты контроля для общественности и механизмы проверок для международных чиновников. Т.е. идет рабочий процесс, и пока не видно, что могло бы остановить этот ровно набирающий обороты маховик. Председатель конференции посол Вулкотт представил свой проект Договора.

По поводу предыдущего проекта МДТО, который  был подготовлен предшественником Вулкотта на посту председателя послом Моританом в прошлом году,  Департамент информации и печати МИД России накануне нынешней конференции распространил знаменательный комментарий. В нем говорится: «Документ получился сырым, недостаточно качественным, явно не соответствующим традиционно высоким стандартам международных договоров, разрабатываемых под эгидой ООН. Главное же: принятие проекта в представленном виде не способствовало бы эффективному решению проблем, связанных с неконтролируемым оборотом оружия. Предусмотренные документом стандарты существенно ниже тех, которые в соответствии с существующей международной практикой уже применяются не только в России, но и во многих других государствах. Есть основания опасаться, что установление международной «планки» на столь низкой отметке прямо или косвенно привело бы к ослаблению эффективности национальных контрольных систем».

Нынешний текст не существенно отличается от предыдущего проекта. И хотя, без сомнения, оба документа имеют немалое количество оппонентов, ни одна делегация, кажется, не готова встать грудью на пути МДТО.

Есть спорные моменты, и некоторые из них еще достаточно остры:

  • включать или нет в сферу охвата Договора стрелковое оружие, боеприпасы, технологии, комплектующие и компоненты?
  • считать ли военные договоры основанием для исключительных оснований по поставке вооружений?
  • Насколько серьезно будет учитываться в Договоре фактор соблюдения прав человека?
  • Сколько стран должны ратифицировать Договор для того, чтобы считать его вступившим в силу?
  • Должны ли национальные отчеты о поставках вооружений публиковаться, либо храниться неразглашенными?
  • Будет ли у МДТО секретариат, и насколько он будет велик?

Судя по тону дискуссии эти вопросы сегодня не выглядят непреодолимыми противоречиями, скорее - рабочими моментами.

Да, верится с трудом, но, похоже, мы стоим на пороге коренных перемен в мировой торговле оружием. Ужели незаконной торговле приходит конец?! Неужели уходят в прошлое времена «оружейных баронов»?!

Забежим немного вперед, и представим себе, что МДТО уже подписан. Что бы случилось сегодня, скажем, с поставками оружия в Сирию, где в разгаре то ли гражданская, то ли – уже мировая война?

Напомню, что нынешний проект договора призывает воздерживаться от поставок вооружений, которые «подрывают мир и безопасность», могут быть использованы «для серьезных нарушений международного гуманитарного права», «для серьезных нарушений прав человека», для «совершения военных преступлений» и «преступлений против человечности».

Кажется, налицо безусловные основания осудить и наказать те государства, которые вооружают режим Асада.

С другой стороны, как ни кощунственно это прозвучит, юридически выверенными эти формулировки не назовешь. При желании можно очень долго искать меру, отделяющую нарушение прав человека от серьезных нарушений прав человека, или спорить, какая из уничтожающих друг друга сторон повинна в военных преступлениях.

И потом: как быть с неотъемлемым правом государства на защиту суверенитета и безопасности, которое, к стати, гарантировано Уставом ООН?

А также: как расценивать те поставки оружия, которые сегодня нелегально осуществляют через территорию Турции Катар и Саудовская Аравия?

А те легальные поставки оружия сирийским повстанцам, которые намереваются начать правительства Германии и Великобритании?

Ведь в рамках проекта МДТО по этому поводу также есть прямые указания. Там говорится, что поставщик должен учитывать:

  • риск попадания оружия на нелегальный рынок или неуполномоченному пользователю,
  • риск использования оружия в целях гендерного насилия или против детей,
  • риск использования оружия международной организованной преступностью.

В случае с сирийской оппозицией все эти риски видны без бинокля. Т.е. возникает коллизия, столкновение норм права, где каждая из сторон доказывает свою правоту.

Как же выйти из подобной патовой ситуации? Решение есть. Вопрос передается на рассмотрение вышестоящего органа – в Совет безопасности ООН. Именно он может прекратить бесплодные споры и вынести суровый вердикт, например, наложить эмбарго.

В итоге мы получим то, что имеем сегодня: последнее слово по-прежнему будет за Совбезом.

Но в чем же будет роль МДТО? Он может стать хорошей площадкой для дискуссий, местом, где юристы, наконец, смогут поговорить без эмоций, на своем профессиональном языке. И возможно там Россия сможет добиться того, на чем давно настаивала: «Мы исходим из того, что имеющийся на данный момент проект, взятый за основу для переговоров, нуждается в серьезной переработке. В частности, по-прежнему убеждены в необходимости включения в текст будущего договора комплекса мер по предотвращению попадания оружия на «серые» и «черные» рынки. Полагаем важным также внесение в приемлемой для остальных делегаций форме положения о том, что поставки оружия допустимы только уполномоченным государствами структурам. Без него сохраняются лазейки для утечки оружия в руки негосударственных субъектов, в том числе террористов и преступников».

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading