Корейский тупик

26.04.2013

Скорее всего, нынешний кризис на Корейском полуострове рано или поздно потеряет остроту. Во всяком случае, на это хочется надеятся.Возможно, ситуация  постепенно вернется в привычное состояние. Вместе с тем, последние события продемонстрировали, что, во-первых, Северная Корея хотя и медленно, но успешно продвигается по пути создания ракетно-ядерного потенциала и, во-вторых, Пхеньян может довести военное противостояние до крайне опасной стадии. Соответственно, напрашиваются вопросы: в чем причина провокационных действий северокрейского руководства? Можно ли предотвратить новые вспышки напряженности в этом регионе и, если да, то каким образом?

Нередко северокорейскую ядерную программу объясняют естественным стремлением слабого в военном отношении режима гарантировать свою безопасность в условиях реальной или воображаемой внешней угрозы, в данном случае со стороны США. Из этого делается вывод, что военно-политический кризис в этом регионе можно смягчить или разрешить предоставив КНДР надежные гарантии безопасности.

Такая точка зрения не учитывает нескольких обстоятельств. Вдоль демилитаризованной зоны в полосе шириной 150 километров развернуто около 700 тысяч северокорейских солдат и офицеров, включая 100-тысячный спецназ; примерно 8 тысяч единиц артиллерии, в том числе 500 дальнобойных систем и до 2000 ракетных систем залпового огня; 2 тысячи танков и так далее. В основном эти вооружения укрыты в подземных сооружениях. По американским расчетам, на протяжении нескольких часов северокрейская артиллерия способна вести огонь интенсивностью до 500 тысяч выстрелов в час. Даже если эти расчеты преувеличены, КНДР может  нанести массированный артиллерийский удар, в том числе химическими боеприпасами,по Сеулу, находящемуся всего в 40 километрах от границы. Способность разрушить Сеул до тех пор, пока американские и южнокорейские силы смогут подавить находящуюся в пограничной зоне аритиллерию КНДР, и, в целом, причинить тяжелый ущерб Южной Корее сдерживает развязывание гипотетического военного конфликта против Северной Кореи.

Далее, в ситуациях аналогичных той, что сложилась на Корейском полуострове, ядерное оружие может служить средством сдерживания лишь в том случае, если оснащенные им ракеты находятся в укрытиях, способных выдержать удар современными неядерными боеприпасами большой мощности, которым теоретически может начаться война против КНДР. А то, что происходит сегодня – вывоз ракет на открытые стартовые позиции, где производятся длительные и легко наблюдаемые из космоса процедуры подготовки к запуску, служит лишь для крайне рискованного провоцирования напряженности. Если американское военное командование и политическое руководство решат, что угроза нанесения ядерного удара со стороны Северной Кореи реальна, а средства ПРО не могут с достаточной вероятностью перехватить северокорейские ракеты, то последние вполне могут быть уничтожены упреждающим ударом. В этом случае Пхеньян будет поставлен перед выбором: либо смириться с потерей ракет и, что важнее, с потерей лица, либо начать полномасштабные военные действия против Южной Кореи. Выиграть войну Северная Корея не может, но цена победы для Южной Кореи и США будет весьма высока.

И, наконец, неясно, какими конкретно могут быть гарантии безопасности КНДР. Любые письменные обязательства не имеют серьезного значения для режима, страдающего, подобно пхеньянскому, тяжелой формой паранойи. Возможно, северокорейское руководство устроило бы масштабное ограничение военного присутствия США в регионе, например, вывод американских войск из Японии и Южной Кореи.Однако с этим не согласится даже нынешняя американская администрация. Другой вариант, правда, еще менее реальный, – размещение в КНДР китайского или российского военного контингента,  чтобы обеспечить автоматическое вовлечение этих стран в военные действия. Но с этим не согласятся ни Пекин, ни Пхеньян, ни даже Москва.

Это вновь ставит старый вопрос: зачем, собственно, Пхеньяну понадобилось провоцировать военно-политический кризис? Ответ на него, естественно, знают лишь несколько десятков человек из высшего руководства КНДР. Можно лишь предположить, что, с одной стороны, это результат каких-то склок и интриг в пхеньянских коридорах власти, а с другой – попытка добиться от Запада признания нынешнего режима в КНДР равноправным и приемлемым партнером, а также получить экономическую помощь. Соответственно, возникает искушение: преодолев брезгливость протянуть Пхеньяну руку, пригласить Ким Чен Ына в Брюсель или Вашингтон, направить в Севрную Корею очередную порцию продовольствия и топлива, снять санкции и так далее.

Однако это – не решение проблемы. Любые шаги навстречу Пхеньяну имеют смысл лишь, если последний откажется от ядерного оружия,  то есть уничтожит имеющиеся ядерные боеприпасы и установки по производству расщепляющихся материалов под международным контролем. Но такое развитие событий крайне маловероятно. Любой северокорейский лидер, готовый согласится с ликвидацией ядерной программы, скорее всего, умрет от желудочных колик или погибнет в автомобильной катастрофе.  Другой вариант – смягчить санкции и возобновить шестисторонние переговоры без каких-либо гарантий успеха. Для азиатского и, вообще, не-европейского менталитета это будет означать, что Запад не выдержал давления, пошел на уступки не получив, по сути дела, ничего взамен В частности, это побудит Иран занять как можно более жесткую позицию относительно своей ядерной программы.

Таким образом, на Корейском полуострове возник стратегический тупик. Единственно, что можно сделать в этой ситуации  - предотвратить чрезмерное обострение кризиса, дав  Пхеньяну ясно понять две вещи: нагнетание напряженности не поможет достичь желаемые цели, а при переходе некоей «красной черты», например, в случае установки на стратовые позиции ракет с ядерными боевыми блоками, жесткий ответ неизбежен. 

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading