Ситуация в Сирии: пять ключевых моментов. Часть 1

20.09.2013

Я хотел бы отметить пять моментов, которые характеризуют сегодняшнюю ситуацию вокруг Сирии и вокруг химического оружия в Сирии. Из этих моментов, три момента связаны с многосторонними, аспектами, один момент связан с двусторонними аспектами и один момент - это комбинация многосторонних и двусторонних аспектов.

Первый момент - это договоренность, достигнутая в Женеве по результатам двусторонних российско-американских переговоров в конце прошлой недели – соглашение Лавров-Керри, в котором российская инициатива превратилась в двусторонние американо-российские договоренности. Это двусторонний аспект.

Второй момент, который мы имеем, это доклад миссии ООН по ситуации с химическим оружием в Сирии и, соответственно, выводы, которые были там представлены. Собственного говоря, не составляет большого труда текст этого доклада посмотреть, его основную пятистраничную часть также посмотреть и более развернутые предложения, что мы кратко прокомментируем, понимая, что в зале находятся не технические эксперты. Это многосторонний аспект.

Третий момент - это проходящее вчера и сегодня обсуждение в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций проекта резолюции по Сирии. Это, естественно, тоже многосторонний аспект.

Четвертый момент - это проходящие сейчас неформальные консультации по подготовке так называемой Женевы-2. Этот процесс, который начался еще в начале лета, до вспышки дискуссии, или новой дискуссии, по поводу применения сирийского химического оружия. Такая вспышка пришлась на конец августа, начиная с 21 августа. Подготовка к Женеве-2 шла и до этого, обсуждалась в самой Женеве в двустороннем формате Лавров-Керри и продолжает сейчас обсуждаться как в двусторонних форматах, так и в многосторонних форматах с участием вне-региональных игроков. Я их уже назвал: это Россия, Соединенные Штаты, другие постоянные члены Совета Безопасности ООН. Здесь важно отметить роль, в частности, таких государств как Китайская Народная Республика, Франция и Великобритания. И в формате дискуссий региональных игроков, в частности, иракские инициативы, которые обсуждаются внутри Ближнего и Среднего Востока, включая арабские страны, Иран и Турцию.

И, наконец, пятый момент, (я вам обещал назвать пять моментов, характеризующих состояние вокруг Сирии на сегодняшний день) - это двусторонний диалог между Россией и Сирийской Арабской Республикой, в частности, в контексте визита в Сирию заместителя министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Алексеевича Рябкова и его переговоров с сирийскими коллегами, включая министра иностранных дел Сирии.

Теперь, я кратко охарактеризую эти пять моментов:

1. Что касается плана Ларова-Керри. По моим оценкам в Женеве в результате сложных переговоров российской и американской сторон удалось достичь прорыва по сирийскому треку, прежде всего в том, что касается вопроса оружия массового уничтожения в Сирии, а именно, химического оружия. Потенциально, речь идет о беспрецедентном соглашении, которое можно характеризовать как рабочий план или, как иногда говорят, "дорожную карту". Беспрецедентное потенциально соглашение. Потому что нигде за последние годы и десятилетия нельзя припомнить ситуации, когда бы оружие массового уничтожения уничтожалось. Причем уничтожалось в состоянии внутриполитического обострения, тем более состоянии внутреннего противостояния и по сути гражданской войны.

Ближайшие в хронологическом порядке ситуации, когда оружие массового уничтожения уничтожалось, мы можем вспомнить на территории Казахстана, Белоруссии и Украины. Но это было вскоре после распада Советского Союза, слава Богу, в мирных обстоятельствах, при международной содействии. И мы можем вспомнить также факты уничтожения химического, биологического и компонентов ракетного оружия в девяностые годы, но это было в другой ситуации, в результате поражения Ирака в первой войне в заливе. При этом результаты этих действий диаметрально противоположны в политическом плане. Уничтожено-то было оружие и там, и там. В случае с уничтожением ядерного оружия и носителей его средств доставки в Белоруссии, Украине и Казахстане, эти государства присоединились к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве неядерных государств. Были достигнуты важные результаты в деле укрепления международного режима нераспространения оружия массового уничтожения. В случае с Ираком мы имеем гораздо более противоречивую картину, когда под международным контролем успешно было уничтожено, в частности, химическое оружие Саддама Хусейна. Саддам Хусейн остался у власти. И, тем не менее, после этого под предлогом того, что он не все уничтожил, его режим был американцами устранен. Потом похожий, хотя и несколько иной, сценарий был разыгран в Ливии против Каддафи.

Главная уязвимость плана Лаврова и Керри, наверное, историческая память и вопросы гарантии ненападения со стороны Соединенных Штатов, их союзников, против государства и правительства, которое принимает на себя обязательство по уничтожению собственных запасов химического оружия. Таким образом, эта договоренность настолько же потенциально беспрецедентна, как реально и хрупкая.

Другие существующие вызовы в этой связи - это неналаженная атмосфера доверия между Россией и Соединенными Штатами, не говоря уже об участии региональных игроков в этом процессе, в частности, самой Сирии, где атмосфера доверия, естественно, еще ниже. Это вопросы сжатых сроков. Я считаю, что разумно этот процесс нельзя растягивать на многие годы, иначе никто не поверит в его практичность. Но это серьезный вызов, безусловно. Я повторяю, это не препятствие, но это вызов. Это вопросы того где будет уничтожаться химическое оружие и вопросы обеспечения транспортировки этого оружия и безопасности экспертов.

Текст основан на выстулении президента ПИР-Центра на брифинге для прессы «Российско-американский план по Сирии: перспективы реализации» 18 сентября 2013 г.

Следите за появлением следующих частей в блоге ПИР-Центра

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading