Ситуация в Сирии: пять ключевых моментов. Часть 4-5

25.09.2013

Вопрос сирийского химического оружия не может быть рассмотрен в отрыве от той комбинации двусторонних и многосторонних усилий которая получила название Женевы-2. Тема Женевы-2, она как-то появляется и исчезает. Некоторые даже уже про это, наверное, забывают, думая, что Женева-2 состоялась путем двусторонней встречи Лаврова и Керри. Напомню, что Женева-2 это идея многостороннего диалога по прекращению гражданской войны, кровопролития, страданий мирного населения в Сирии, нахождение политического регулирования. Я не представляю себе, как может быть завершен процесс уничтожения химического оружия без политического урегулирования Сирии и прекращения гражданской войны. Ни в коем случае по сути террористические бандформирования, которые там сейчас воюют против Ассада не должны воспринимать готовность Ассада на уничтожение химоружия как сигнал, что им теперь все позволено. Я думаю, что они должны получить противоположный сигнал – что никакие провокации, что использование такой провокационной ситуации, как использование химоружия не пройдут для того, чтобы сковырнуть этот режим, против которого они борются.

И, наконец, последний момент – это уже касается двусторонних российско-сирийских дискуссий, которые, я понимаю, идут в достаточно откровенном ключе. Будучи представителем института, который уже два десятилетия занимается проблемами оружия массового уничтожения, включая оружие массового уничтожения на Ближнем Востоке, я не могу не приветствовать тот факт, что Сирия высказала готовность присоединиться к Конвенции о запрещении химического оружия и осуществить постепенное, но, при этом, динамичное уничтожение запасов химического оружия на своей территории. С одной стороны, Сирия не обязана была это делать по той простой причине, что некоторые другие государства региона, в частности, речь идет об Израиле, конечно, не являются участниками других договоренностей по нераспространению – Израиль имеет ядерное оружие на своей территории.

Но, справедливости ради, надо сказать, что и химическое оружие на территории Сирии не позволяет сдерживать Израиль, не имеет военного смысла для сирийского режима, и фактически, является источником риска, а не источником обеспечения собственной безопасности. Поэтому я считаю, что это решение Сирии правильное, своевременное и должно, безусловно, быть выполнено. Но в ходе тех переговоров, которые сейчас российские дипломаты ведут в Дамаске в очень динамичном, быстром ключе, должны быть прояснены ответы на те вопросы, которые ещё существуют. Но давайте тоже честно скажем – Сирия должна декларировать объекты для их дальнейшего уничтожения под международным контролем, а не для того, чтобы потом террористы, бандформирования или вооруженная оппозиция, узнав о каких-то объектах, использовали это для дальнейших провокаций, проникновения туда и фактически срывания плана. В этой связи обеспечение физической защиты всех объектов, которые будут задекларированы, учета и контроля химических материалов до полного их уничтожения носит принципиальный характер. И здесь для меня как для эксперта стоит вопрос, который не является темой этой пресс-конференции, но я его просто поставлю. Этот вопрос – сможет ли Сирия своими силами в условиях гражданской войны обеспечить такую физзащиту, чтобы все были уверены – и мы, и американцы, и французы, и люди в регионе, да хоть те же израильтяне, что действительно это оружие не пропадает, не разбазаривается террористам или куда-то ещё, не скрывается. Наверное, для этого требуются беспрецедентные, я повторяю это слово, международные усилия для того, чтобы уничтожить это оружие.

У Сирии, как мне кажется, будет немного времени, чтобы задекларировать это оружие, обеспечить контроль – т.е. в общем, нужно обеспечить соответствующий контроль, опечатать, если хотите, используя совершенно мирные аналоги, в дальнейшей выработать систему через ОЗХО, т.е. через международные режимы, с подключением Совета Безопасности ООН механизмы такого контроля, уничтожения, и, возможно, вывоза этого оружия. Может ли быть оружие уничтожено в самой Сирии или для этого требуется его вывоз и уничтожение на различных международных площадках – это сложный и серьезный вопрос. Мои коллеги по ПИР-Центру, в частности, старший вице-президент, генерал-лейтенант Евгений Петрович Бужинский в интервью РИА-Новости уже отмечал, что это крайне трудоемкий процесс и лучше осуществлять его на территории государства, нежели (имея ввиду, что это химоружие и его специфику) вывозя его куда-либо.

Другие эксперты высказывают другие точки зрения, что это оружие при определенных обстоятельствах можно и вывезти – например, в России есть мощности для уничтожения химоружия – мы свое уничтожаем и продолжаем. Пока этот вариант неактивно дискутируется, но я бы его отметил. Если вы посмотрите на карту прилежащих к Сирии территорий, то я бы отметил такое государство как Албания - у Албании оставались небольшие запасы химоружия (16 тонн, если я не ошибаюсь), которые с помощью международных программ содействия, в частности, программы Глобального партнерства, уничтожались на албанской территории при техническом и финансовом содействии других государств, в частности европейских (Германия, Швейцария). Это интересный пример, имея ввиду, что Албания теперь государство НАТО. НАТОвские страны, если бы там это оружие уничтожалось, могли внести свой вклад, и, наверное, спать спокойнее. Но пока я это обозначаю как теоретические возможности и не готов давать здесь заключительных рекомендаций.

Что касается финансирования, то это, мне кажется, единственный вопрос, который не вызывает серьезных проблем, потому что Германия уже предложила свои средства на финансирование уничтожения химоружия в Сирии. Существуют международные механизмы, в частности через механизмы Большой восьмерки, государств Большой восьмерки и ряда других примкнувших к ним государств, так называемого Глобального партнерства против распространения, в которым участвуют и такие «невосьмерочные» государства, как, например, Нидерланды, Швеция, Швейцария.

Текст основан на выстулении президента ПИР-Центра на брифинге для прессы «Российско-американский план по Сирии: перспективы реализации» 18 сентября 2013 г.

Ситуация в Сирии: пять ключевых моментов. Часть 1

Ситуация в Сирии: пять ключевых моментов. Часть 2

Ситуация в Сирии: пять ключевых моментов. Часть 3

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading