Долгий поиск противоракетного компромисса

05.11.2013

Прошедшая неделя ознаменовалась тремя более или менее значимыми событиями в контексте проблематики противоракетной обороны, находящейся в последние годы в центре внимания экспертного сообщества.

Во-первых, началась реконструкция бывшей базы ВВС Румынии Девеселу, построенной еще Советским Союзом, на которой в дальнейшем будет размещена боевая информационно-управляющая система противоракетной обороны  «Иджис», оснащенная противоракетами SM-3 (Block-1B),  европейского сегмента глобальной ПРО США.

Во-вторых, объявлено о начале реализации планов создания единой системы противовоздушной обороны Союзного государства России и Белоруссии, а также достигнутых договоренностях о создании единой системы ПВО России и Казахстана.

В-третьих, Президент России своим указом упразднил межведомственную группу по сотрудничеству с НАТО по проблематике ПРО, а также пост специального представителя Президента по данному вопросу, который занимал заместитель Председателя Правительства РФ Дмитрий Рогозин.

Если первые два события особых комментариев не заслуживают в силу своей очевидности и предсказуемости, то третье – можно истолковывать по-разному.

Действительно, работы на базе Девеселу в Румынии начались в полном соответствии с достигнутыми в мае 2011 г. американо-румынскими договоренностями и планами реализации второго этапа Фазированного адаптивного подхода США к созданию европейского сегмента своей глобальной ПРО, в соответствии с которым к 2015 г. там должна быть развернута наземная система противоракетной обороны  «Иджис» с 24 пусковыми установками противоракет SM-3(block-1B). Таким образом, к 2015 г. общее количество ракет перехватчиков всех типов у США достигнет 905 единиц, в том числе 436 ракет-перехватчиков SM-3 системы ПРО «Иджис», 431 ракета-перехватчик системы ПРО ТВД и 38 ракет-перехватчиков наземного базирования GBI, размещенных на Аляске и в Калифорнии (без учета ракет перехватчиков системы «Пэтриот»).

Развертывание российских комплексов С-300 на территории Белоруссии проходит в соответствии с вступившим в силу Соглашением о создании единой системы ПВО Союзного государства, которая будет включать пять авиационных частей, десять зенитных ракетных частей, пять радиотехнических частей и одну часть радиоэлектронной борьбы. В рамках этой системы Белоруссия станет первым эшелоном охраны совместного воздушного пространства Союзного государства с расширенными возможностями радиолокационного контроля воздушного пространства на малых и сверхмалых высотах от стран Балтии до Украины.

О создании аналогичной региональной системы недавно договорились руководители оборонных ведомств России и Казахстана. После прохождения всех внутригосударственных процедур и вступления соответствующего соглашения в силу Россия безвозмездно поставит Казахстану зенитно-ракетные системы С-300. На вооружении сил ПВО уже Казахстана состоят несколько дивизионов С-300, доставшихся республике после распада СССР. Казахстан также заинтересован в приобретении новейших зенитно-ракетных систем С-400.

А вот решение Президента России и прекращении работы межведомственной рабочей группы по сотрудничеству с НАТО по проблематике противоракетной обороны и упразднении поста своего специального представителя по данному вопросу можно трактовать двояко. Оптимистичное толкование: решение Президента – очередной сигнал руководству США о несогласии российского руководства с продолжением реализации американских планов создания европейского сегмента ПРО несмотря на отсутствие взаимопонимания по данному вопросу с Россией,  что, кстати, не преминул отметить министр обороны США Чак Хэйгел на церемонии начала строительных работ в Девеселу. Но это не означает прекращения диалога с американцами и натовцами по противоракетной обороне, который может быть успешно продолжен в основном по военной линии и в отсутствие спецпредставителя и руководимой им рабочей группы.

Однако существует и пессимистичное толкование: решение Владимира Путина - свидетельство его разочарования в перспективах достижения сколь-либо приемлемой договоренности с США по ПРО и принятие принципиального решения о наращивании собственных противоракетных возможностей в рамках выполнения планов развития воздушно-космической обороны России при одновременном свертывании любых возможных консультаций с Вашингтоном по дальнейшему сокращению ядерного оружия.

По-прежнему считаю, что достижение компромисса с американцами по ПРО возможно. Тем более, что в американском экспертном сообществе, к рекомендациям которого, как правило, прислушивается руководство США, продолжаются поиски компромиссных предложений, которые могли бы устроить российскую сторону. В частности, сейчас проводится изучение возможных вариантов достижения договоренности на основе определенных российским Министерством обороны технических критериев ненаправленности,  представленных на международной конференции по ПРО в мае 2012 г.     

Остается надеяться, что эти усилия в той или иной перспективе увенчаются взаимоприемлемым решением.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading