Дважды безъядерная зона в Центральной Азии

07.05.2014

6 мая 2014 года представители России, Великобритании, КНР, США, и Франции подписали на полях Третьего подготовительного комитета Обзорной конференции ДНЯО протокол к Договору о зоне, свободной от ядерного оружия, в Центральной Азии. Спустя почти восемь лет после подписания договора в Семипалатинске официальные ядерные державы юридически обязались уважать и соблюдать статус безъядерной зоны, не применять ядерное оружие и не угрожать его применением Казахстану, Киргизии, Таджикистану, Туркменистану и Узбекистану. Надо отметить, что на фоне других зон решение по Центральной Азии было принято достаточно быстро. Для сравнения, договор Раротонга, установивший безъядерную зону в южной части Тихого океана, был подписан в 1985 году, но протоколы к нему Соединенные Штаты не ратифицировали и по сей день.

Впрочем, задержки с подписанием протоколов естественно не означают, что ядерные государства угрожают странам-участникам зоны или подрывают их безъядерный статус. Региональным договорам подобного рода посвящена статья VII Договора о нераспространении ядерного оружия и, в целом, они одобряются и поддерживаются всем мировым сообществом. Но, как и в случае других многосторонних договоров в области международной безопасности, подписанию протоколов предшествует сложный процесс согласований и дипломатической борьбы.

Официальные ядерные державы традиционно подписывают протоколы к безъядерным зонам с интерпретирующими заявлениями и оговорками. Так, в 2012 г. Владимир Путин дал указание министерству иностранных дел подписать протокол к Бангкокскому договору (зона, свободная от ядерного оружия, в Юго-Восточной Азии) при включении в него интерпретирующего заявления по географическому охвату зоны и двух условий, при которых Россия не считала бы себя связанной положениями протокола (нападение на РФ или союзников совместно с ядерным государством и нарушение государствами-членами положений договора). В случае с Центральной Азией позиция России препятствием не являлась (хотя постпред РФ в Нью-Йорке Виталий Чуркин и заявил, что оговорки к протоколу будут), не в последнюю очередь потому, что три из пяти государств региона – союзники Москвы по ОДКБ.

Зато, до последнего времени, против подписания протокола выступали США, Великобритания и Франция, делая особенный упор на статью 12 договора, утверждавшую примат ранее подписанных договоров над положениями о создании зоны. Вашингтон, Лондон и Париж опасались, что членство центральноазиатских государств в одной военной организации с Россией оставляет возможность размещения российского ядерного оружия на их территории. Скорее всего, эта обеспокоенность транслируется теперь в интерпретирующие заявления и оговорки к протоколу.

Тем не менее, протокол был подписан. Более того, несмотря на конфронтацию между членами ядерной пятерки в связи с ситуацией на Украине, в Нью-Йорке состоялось первое в истории одновременное подписание протокола всеми ядерными державами – редкое проявление единодушия пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН.

С одной стороны, можно сказать, что налицо продолжение традиционного «выноса» ядерного досье за рамки политических противоречий (так, договоренности ОСВ-2 соблюдались, несмотря на беспрецедентно низкий уровень отношений между СССР и США в начале 80х годов).

С другой стороны, нельзя не отметить, что процесс ядерного разоружения, начавшийся как двухсторонняя советско-американская инициатива, приобрел собственное наполнение и динамику. Причем все пять официальных ядерных государств оказались здесь в одной лодке, защищаясь от все усиливающейся критики со стороны неядерного большинства. В феврале 2014 г. в Мексике прошла вторая конференция по гуманитарным последствиям применения ядерного оружия, многие ее участники не скрывали, что их целью является делегитимизация этого вида вооружений. В апреле 2014 г. Маршалловы Острова подали иск в Международный суд в Гааге против всех девяти официальных и неофициальных  ядерных государств, обвинив их в отсутствии прогресса в сфере разоружения.   

По окончанию обзорной конференции ДНЯО 2010 г., она была признана очень успешной, в отличие от 2005 г. сторонам удалось достигнуть консенсуса и согласовать итоговый документ. Вместе с тем, чтобы достичь этого результата, ядерной пятерке пришлось пойти на ряд компромиссов. Итоговый план действий, состоящий из 64 пунктов, оказался во многом направлен именно на деятельность ядерных держав. С реализацией столь амбициозных задач предсказуемо возникли сложности. До подписания протоколов к центральноазиатской зоне пятерка могла записать себе в актив выполнение Россией и США нового договора СНВ и важные, но не столь впечатляющие достижения в области создания единой формы отчетности или образования в сфере нераспространения. Между тем, отчитываться по выполненной работе предстоит уже через год, на обзорной конференции ДНЯО-2015.

Так что пока в Алмате и Бишкеке радуются новым гарантиям безопасности, а специалисты по нераспространению во всем мире с удовольствием отмечают укрепление режима, профильные ведомства в Москве и Вашингтоне могут слегка перевести дух. Протоколы еще ждут ратификации парламентами пятерки, и у Конгресса США есть богатая история «срезания» подобных инициатив, но именно этот опыт позволяет предположить, что Государственный департамент не стал бы подписывать документ без хороших шансов на дальнейшее утверждение.

Таким образом, пока налицо тот самый win-win, который чаще встречается в учебниках международных отношений, чем в реальной политике. Единственный вопрос заключается в том, сочтут ли через год неядерные государства, что пятерка действительно сделала все, что могла.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading