Ядерные перцепции и ядерные реальности

28.08.2014

В конце июня этого года Фонд общественного мнения (ФОМ) изучил восприятия россиянами проблем, связанных с ядерным оружием. Результаты любопытные не столько сами по себе, чего-то похожего можно было ожидать, сколько тем, что позволяют оценить в какой мере массовые восприятия отличаются от современных стратегических реальностей.

Итак, что думают россияне о ядерной угрозе. 64 процента опрошенных полагает, что в современном мире существует угроза конфликта, в ходе которого будет применено ядерное оружие. При этом, больше половины опрошенных – 53 процента - уверены, что эта угроза  в послдение годы увеличилась, тогда как только 7 процентов думают, что она уменьшилась. 52 процента предполагают, что угроза применения ядерного оружия исходит от США, 12 процентов – от Северной Кореи, 9 процентов – от Пакистана. Россия, Великобритания и Франция практически не воспринимаются как источники ядерной угрозы, Китай и Израиль видятся в этом качестве всего 5 процентам опрошенных. Три четверти респондентов считают необходимым стремится к всеобщему ядерному разоружению, тогда как верят в достижимость этой цели менее 20 процентов. 67 процентов уверены, что распространение ядерного оружия имеет негативные последствия [1].


Нынешнее восприятие ядерной угрозы более острое, чем это было 15 лет тому назад. Осенью 1999 года ПИР-центр провел детальное исследование отношения российского населения к ядерным проблемам [2]. Тогда, в 1999 году 32 процента опрошенных включили ядерный конфликт в тройку наиболее существенных мировых проблем; и лишь у 8 процентов респондентов эта проблема не вызывала опасений. Почти 40 процентов россиян были уверены, что угроза ядерного конфликта болше, чем она была в середине 1980-х годов. Около трети опрошенных были уверены, что третья мировая война неизбежна, а примерно половина полагала, что она возможна. Чуть менее половины россиян – 44 процента - считали, что ядерную войну в мире (не обязательно против России) могут развязать прежде всего США, за ними следовали саддамовский Ирак – 14 процентов, Иран - 11 процентов, Китай – 10 процентов, Пакистан – 8 процентов, Россия и Индия – по 4 процента,  Великобритания – 3 процента, Израиль и Франция – по 2 процента [3]. Сторонников полного ядерного разоружения в 2000 году было заметно меньше, чем летом 2014 года – 57 процентов, а доля тех, кто был озабочен распростанением ядерного оружия примерно совпадала с этм показателем 14 лет тому назад; в 2000 году их насчитывалось 75 процентов [4].

Дальнейшие сопоставления опросов, проведенных в 1999 и 2014 годах, не имеют смысла, поскольку за пределами нынешнего исследования ФОМа осталось много проблем, затронутых ПИР-центром 15 лет тому назад. Однако некоторые выводы напрашиваются,  особенно, учитывая, что  в 1999 году, как и сегодня, российская внешняя политика имела четко выраженную антиамериканскую направленность в связи с оперцией НАТО против режима Милошевича, а российская официальная пропаганда нагнетала антиамериканские и антизападные настроения; в частности, усиленно распространялась  версия о том, боевые действия против Белграда являются своего рода репетицией некоей агрессии США и НАТО против России.

Интенсивность сегодняшней пропагандистской кампании в России в несколько раз сильнее, сем это было в 1999 году. Поэтому неудивительно, что в российском массовом сознании ядерная угроза связывается, главным образом, с реальными или предполагаемыми действиями Вашингтона. Нельзя, однако, не заметить, что сама по себе политическая пропаганды редко когда внушает реципиентам нечто, изначально не соответствующее их взглядам и настроениям. Любая пропаганда, если пользоваться квазинаучным жаргоном, главным образом, актуализирует и вербализирует свойственные ее объекту установки, стереотипы и фобии. Иными словами, тезис об отвественности США за возможное развязываение ядерной войны, как и другие антиамериканские элементы российской пропаганды, рссчитанной на массовую аудиторию, получил широкое распространение, поскольку у российского населения, по крайней мере, его большей части, уже имелся образ Америки как некоего иммнантного врага России.

Вместе с тем, некоторые аспекты мировой ядерной проблемы российское общественное мнение отражает вполне адекватно. Распространение ядерного оружия, действительно, усиливает иск ядерной войны, а всеобщее ядерное разоружение, если и возможно, то в весьма отдаленной перспективе. Более сложным является вопрос о перспективах ядерной войны. Конечно, легче всего объяснить рост числа россиян, верящих в ядерную угрозу лихими заявлениями политиков, вроде Владимира Жириновского, или телекомментаторов, намекающих на ядерные удары по противникам России. Эти заявления, разумеется, не могут остаться незамеченными общественным мнением. Но, похоже, свою роль играют также выступления российских экспертов и людей, называющих себя экспертами, утверждающих, что у России нет иного способа избежать поражения в вооруженном конфликте с США и НАТО, кроме как применяя тактическое ядерное оружие.

И последнее, возможно, самое тревожное. Распространение в российском общественном мнении представления о растущей угрозе, даже неизбежности ядерной войны не сопровождается появлением сколько-нибудь заметного антивоенного движения. Это означает, по крайней мере может означать, что ядерная война, видимо, ограниченная, является относительно приемлемой для массового сознания. А это, в свою очередь, способствует тому, чтобы ядерные перцепции стали реальностью.

 


[1] О ядерных державах и ядерной угрозе. Есть ли угроза миру с использованием ядерного оружия? Фонд общественное мнение. 15 Июля 2014. - http://fom.ru/Mir/11608

[2] Россияне о ядерном оружии и ядерных угрозах (2000). ПИР-центр. 2000. Москва.

[3] Там же. Стр 24-25

[4] Там же. Стр 38

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading