Средства для АТО или порох для гражданской войны на Украине

05.03.2015

В руководстве и среди широкой общественности США и Евросоюза ведется дискуссия о том, следует ли поставлять оружие правительству Порошенко на Украине. Давайте рассмотрим юридическую сторону этого вопроса.

При этом будем иметь ввиду, что по сведениям мониторинговой миссии, с апреля прошлого года в районе боевых действий погибли около 6 тысяч человек. Почти 15 тысяч человек пострадали. При этом, по словам представителя ООН, имело место беспощадное уничтожение людей.

МДТО

В декабре 2014 года вступил в силу Международный договор о торговле оружием (Arms trade Treaty). Этот документ ратифицировали все государства ЕС, а Соединенные Штаты пока только подписали его.

Ограничения на поставки оружия в рамках МДТО получились общими, не слишком конкретными. Согласно этому документу государства участники должны самостоятельно оценивать связанные с поставкой вооружений риски.

Статья 7 (Экспорт и оценка экспорта)

1. В том случае, если экспорт не запрещен статьей 6, каждое государство-участник, выступающее в роли экспортера, при решении вопроса о выдаче раз-решения на экспорт находящихся под его юрисдикцией обычных вооружений, охватываемых статьей 2(1), или средств, охватываемых статьей 3 или статьей 4, руководствуясь своей национальной системой контроля, оценивает объективным и недискриминационным образом, учитывая соответствующие факторы, включая информацию, предоставленную государством-импортером согласно статье 8 (1), вероятность того, что обычные вооружения или средства:

                a) будут способствовать миру или безопасности или нанесут им ущерб;

                b) могут быть использованы:

                    i) для совершения или содействия совершению серьезного нарушения международного                          гуманитарного права;

                   ii) для совершения или содействия совершению серьезного нарушения международного                         права прав человека;

3. Если после проведения такой оценки и рассмотрения доступных мер смягчения риска государство-участник, выступающее в роли экспортера, определяет наличие значительного риска возникновения любого из тех негативных последствий, которые указаны в пункте 1, то оно не дает разрешения на осуществление экспортной операции.

4. При проведении этой оценки каждое государство-участник, выступающее в роли экспортера, учитывает риск того, что обычные вооружения, охватываемые статьей 2(1), или средства, охватываемые статьей 3 или статьей 4, могут быть использованы для совершения или содействия совершению серьезных актов гендерного насилия или серьезных актов насилия в отношении женщин и детей.

Из текста вытекает, что, принимая решение о выдаче лицензии на экспорт вооружений, государственные органы страны-экспортера должны предвидеть и учитывать риск того, что рассматриваемая оружейная поставка может нанести ущерб миру или безопасности, будет использования для серьезного нарушения международного права и прав человека (степень «серьезности» также определяет сам экспортер). Также следует учесть риск того, что поставляемые вооружения могут быть использованы для совершения или содействия совершению серьезных актов гендерного насилия или серьезных актов насилия в отношении женщин и детей.

Несмотря на то, что в Евросоюзе существуют вполне конкретные критерии упомянутых рисков, тот факт, что национальные органы вправе самостоятельно оценивать и толковать данные вопросы, значительно ослабляет устанавливаемые ограничения.

Складывается впечатление, что именно на это указывали генсеки НАТО Андерс Фог Расмуссен, а следом Йенс Столтенберг, когда они повторяли: «НАТО как организация не имеет собственного оружия или военной техники. Решение о поставках принадлежит отдельным государствам. В этой связи НАТО не будет вмешиваться в национальный процесс принятия решений странами Альянса о военных поставках на Украину».

Между тем в статье 6 МДТО среди поводов для прямых запретов на поставку вооружений есть упоминание преступлений против человечности и «серьезных нарушений Женевских конвенций 1949 года, нападений на гражданские объекты или гражданских лиц, которые пользуются защитой».

Статья 6, п. 3 (Запреты)

Государство-участник не дает разрешения на передачу обычных вооружений, охватываемых статьей 2(1), или средств, охватываемых статьей 3 или статьей 4, если на момент принятия решения о выдаче разрешения оно обладает достоверным знанием о том, что эти вооружения или средства будут использованы для совершения актов геноцида, преступлений против человечности, серьезных нарушений Женевских конвенций 1949 года, нападений на гражданские объекты или гражданских лиц, которые пользуются защитой, или других военных преступлений, как они определены в международных соглашениях, участником которых оно является.

В Женевских конвенциях 1949 года не прописаны правила ведения внутригосударственного военного конфликта - гражданской войны (ведь фактически на Украине мы наблюдаем именно гражданскую войну), или «антитеррористической операции». Однако Конвенции требуют от сторон, участвующих в конфликте, проводить различие между гражданским населением и непосредственными участниками военных действий (комбатантами). Запрещены нападения как на гражданские объекты и гражданское население в целом, так и на отдельных мирных граждан.

Нападения должны быть направлены только против военных объектов. Запрещено также применять оружие или методы ведения боевых действий, способные вызвать ненужные потери или излишние страдания.

Впрочем и эта статья МДТО при определенном толковании позволяет считать, что поставки оружия правительству Порошенко не противоречат МДТО и не наносят ущерба гражданскому населению.

Более жестко регламентирует поставки вооружений Украине другой документ, принятый в рамках Евросоюза - «Общая позиция Совета, определяющая общие правила по контролю экспорта военных технологий и оборудования» (декабрь 2008 г.)

Общая позиция ЕС, 2008

Согласно «Общей позиции», страны-члены «отказывают в разрешении на экспорт военных технологий или оборудования, которые могут спровоцировать или продлить вооруженные конфликты или усилить напряженность конфликтов, происходящих в стране-конечном потребителе». Кроме того, в документе прописано, что страны-члены должны отказать в экспорте, если существует угроза того, что «получатель может использовать военную технологию или оборудование агрессивным образом против другой страны или чтобы силой обеспечить территориальные претензии».

Поставки оружия на Украину нарушили бы как минимум три из восьми базовых критериев, которые государства-члены ЕС обязаны учитывать при выдаче лицензии на экспорт вооружений:

1. Уважение прав человека в стране конечного назначения, а также соблюдение этой страной международного гуманитарного права;

2. внутренняя ситуация в стране конечного назначения – государства-участники не допустят экспорта, который бы спровоцировал или способствовал продолжению вооруженных конфликтов или усугубил существующее напряжение или конфликты в стране конечного назначения;

3. сохранение регионального мира, безопасности и стабильности.

Если страны Европы примут решение о поставках оружия на Украину, это станет серьезным испытанием для системы экспортного контроля ЕС и для гражданского общества Европы, которое потратило много усилий, чтобы установить в Европейском Союзе единые правила по продаже оружия. Сегодня этот действительно эффективный инструмент, обеспеченный как государственными, так и общественными механизмами контроля, подвергается испытаниям. Соблазны сделать исключения из правил велики, но эти исключения могут сами стать правилами.

Что касается МДТО, то для этого молодого международного договора решение о поставках оружия на Украину стало бы большой могильной плитой, надгробным памятником тому, как благие намерения безжалостно разбиваются о политические реалии.

Какие у США и НАТО есть возможности для поддержания ВСУ? Такие же, что были всегда. Те, что использовали США, помогая моджахедам в противостоянии с СССР - секретные операции.

Но об этом в следующий раз.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading