Поражающие элементы холостого выстрела

02.11.2015

Кабинет министров Украины отменил соглашение от 2009-го года, отныне Украина прекратит сообщать России о продажах и покупках ПЗРК. Что это значит?

Переносной зенитно-ракетный комплекс (ПЗРК) — наиболее опасное оружие, и риски попадания его в руки террористов очевидны даже неспециалистам. Небольшая ракета сбивает пассажирский авиалайнер — такая новость безусловно займет первые места в рейтингах новостей всех мировых агентств. Авиакомпании мира охватит тревога, а многие пассажиры, из тех, кто не откажется от полета, станут подниматься по ступеням трапа с ужасом.

Российские военные знают об этой угрозе не понаслышке. Когда в 1984 году в разгар афганской кампании американские ПЗРК “Redeye” (а позже и “Stinger”) появились у моджахедов, советские летчики уже не рисковали летать ниже пяти тысяч метров, но жертвы среди них между тем все равно были. Позже летчикам пришлось близко познакомиться уже с отечественными ракетами «Стрела» и «Игла» в Чечне и в Южной Осетии. И длительное время риски оставались высоки: после распада СССР бывшие союзные республики делили военные арсеналы в условиях хаоса, учет и контроль были утрачены, и факты подтверждали, что ПЗРК в большом количестве пошли гулять по черному рынку.

Лидеры государств эту угрозу давно оценили и постарались минимизировать на международном уровне. Сделать это было непросто. Сегодня ПЗРК производят около 20 государств, и многие не владеющие ими государства хотели бы обладать таким оружием, а еще лучше — и «ноу-хау».

Не удивительно, что Россия беспокоилась за свою репутацию: ведь многие производители (КНДР, Болгария, Польша) получили технологии ПЗРК именно из СССР, хотя нынче все они производят эти комплексы уже без российской лицензии. Российский МИД на разных уровнях неоднократно выступал с инициативами об усилении контроля за перемещением ПЗРК.

24 февраля 2005 года Россия и США подписали соглашение об усилении контроля за ПЗРК, по которому стороны договорились ежеквартально обмениваться информацией о передачах (экспорте) ПЗРК и их компонентов третьим странам. Соглашение действует поныне, и очевидно, что его значение в современных условиях только возрастает.

В это же время российская дипломатия начала энергично добиваться подписания подобных соглашений с партнерами по военно-техническому сотрудничеству и в первую конечно — со странами СНГ.

Первым государством, принявшим предложение в мае 2007 года, стал Узбекистан. Стороны договорились обмениваться информацией о типе передаваемого ПЗРК, комплекте, количестве, заводском номере и производителе, государстве и организации импортере или экспортере, о конечном пользователе, промежуточном местонахождении и дате поставки.

Однако, дальнейшие переговоры о ПЗРК — с Азербайджаном, Грузией и Молдавией и даже с союзниками по ОДКБ — на предмет обмена информацией о передачах этого вида вооружений или о мониторинге поставок по разным причинам начали заходить в тупик: партнеры не были готовы к открытости такого масштаба и под разными предлогами уклонялись от фиксирования договоренностей на бумаге. В принципе, оно и понятно: ведь в отличие от России подобных комплексов эти страны не производили и были импортерами ПЗРК, то есть такая «транспарентность» для них фактически означала лишь раскрытие секретов собственной обороноспособности, на что не смог пойти ни один суверенный министр. Никто и не пошел, ни индивидуально, ни коллективно — идею не удалось реализовать даже в рамках ОДКБ.

Другое дело Украина: киевский завод «Арсенал» производил основные компоненты ПЗРК — головки самонаведения и двигатели. Завод и сегодня предлагает «не имеющие аналогов в мире» варианты модернизации комплексов «Стрела» и «Игла». Украине такой обмен информацией был в определенной степени интересен в коммерческом плане: подписывая договоренности Россия, фактически, брала обязательство указывать Украине на потенциальных клиентов и потребителей.

4 ноября 2009 года премьер-министр Украины Юлия Тимошенко утвердила соглашение с правительством России об обмене информацией о переносных зенитных ракетных комплексах типа «Игла» и «Стрела» при их экспорте в третьи страны или импорте из третьих стран. Злые языки утверждают, что с Украиной удалось договориться только после кровавых событий 2008 года в Южной Осетии, где помимо польских были найдены ПЗРК, переданные Грузии дружественным украинским Минобороны.

Это соглашение просуществовало 6 лет до 28 октября 2015 года, когда премьер-министр Украины Арсений Яценюк подписал постановление «Про припинення дії Угоди» (О прекращении действия Соглашения).

Отныне Россия перестанет получать от Украины информацию о поставленных на экспорт и приобретенных ею ПЗРК. Очевидно, было бы странно ожидать иного решения от государства, военная доктрина которого считает Россию «военным противником». Согласно официально подтверждённым украинской стороной данным, в результате вооружённого конфликта на востоке страны украинские воздушные силы и сухопутные войска потеряли от огня противника 11 самолётов (1 Ан-30, 1 Ан-26, 1 Ил-76, 2 Су-24, 2 МиГ-29, 4 Су-25), 8 вертолётов (4 Ми-8 и 4 Ми-24) и два реактивных беспилотных летательных аппаратов Ту-143. А по неподтвержденной информации Украина лишилась 28 боевых вертолетов и 38 самолетов разных типов. Большая часть летательных аппаратов были сбиты именно ПЗРК. Теперь Украина снимает с себя обязательства информировать о своих военных поставках государство, которое она числит среди главных врагов. Это решение укладывается в рамки формальной логики.

Попытаемся оценить размеры потенциального ущерба.

Отметим, что это решение не снимает с Украины ее международных обязательств, некоторые их которых требуют от нее примерно того же, что и потерявшее силу соглашение.

Например, Украине, как члену Организации объединенных наций, надлежит ежегодно подавать в Регистр ООН по обычным вооружениям информацию о состоявшихся в течение истекшего года поставках вооружений по восьми позициям, в том числе — по ПЗРК. Регистр ООН не требует детальной информации, но информацию о количестве и стране-получателе необходимо указать. При этом подача информации в данный Регистр не носит обязательного характера, однако Украина — страна, стремящаяся к интеграции в Евросоюз — не может позволить себе игнорировать эти требования.

Также отмена российско-украинского соглашения не снимает с Украины обязательств по выполнению документа под названием «Принципы ОБСЕ, касающиеся контроля за экспортом ПЗРК», принятого 24 мая 2004 года. В документе, в частности, написано: «Государства-участники будут сообщать о передачах ПЗРК, используя правила обмена информацией, изложенные в Документе ОБСЕ о ЛСО», т.е.: категория и подкатегория, государство-конечный импортер, количество единиц, государство происхождения (если оно не является экспортером), промежуточное местонахождение (если это применимо), номера сертификатов конечного пользователя или данные о них, а также замечания по передаче.

Помимо этого документ ОБСЕ гласит: «Правительства стран-экспортеров будут делиться друг с другом информацией, касающейся правительств потенциальных стран-получателей, которые, как это было достоверно установлено, не соблюдают гарантии и практику экспортного контроля. В целях усиления мер по предупреждению незаконного перенаправления правительства стран-экспортеров будут делиться друг с другом информацией о негосударственных субъектах, которые пытаются или могут попытаться приобрести ПЗРК».

Кроме того, Украина подписала (хотя еще не ратифицировала) Международный договор о торговле оружием (МДТО), который обязывает государства-участников регулярно отчитываться о поставках, помимо прочего, ракет и ракетных пусковых установок, а также стрелкового оружия и легких вооружений. Договор предусматривает, что каждое государство «ежегодно к 31 мая представляет Секретариату доклад за предыдущий календарный год, содержащий информацию о разрешенном или фактическом экспорте и импорте обычных вооружений». Предполагается, что эти данные будут публиковаться, т.е. будут доступны мировой общественности, в том числе и России. В рамках МДТО предполагается создание механизма мониторинга, а в перспективе нарушителей будет ожидать и наказание, ведь договор считается юридически обязывающим.

Другой режим, по которому Украина обязана сообщать об операциях с ПЗРК, называется Вассенаарские договоренности. В рамках этих Договоренностей Украина подписала «Элементы экспортного контроля за ПЗРК», которые обязывают участников каждые полгода сообщать в Секретариат организации о сделках по продаже ПЗРК. В Секретариате Вассенаара сформирована закрытая база данных, доступ к которой имеют только участники организации (40 стран, включая Россию). Примечательно, что в эту базу государства обязаны подавать информацию не только о состоявшихся контрактах с ПЗРК, но также сообщать о несанкционированном использовании, потере или краже ПЗРК, а также обмениваться информацией о потенциальных государствах-импортерах, не отвечающих этим требованиям, а также о субъектах, которые пытаются приобрести ПЗРК. Поясним: это означает, что государства должны подавать в Вассенаар информацию не только о состоявшихся поставках, но и подозрительных обращениях, которые были отклонены. Т.е. требования Вассенаара даже шире, чем те обязательства об обмене информацией, которые связывали Россию и Украину до прошлой недели.

Помимо этого Вассенаар обязывает участников:

  • не пользоваться услугами негосударственных брокеров (т.е. отказывать в поставках ПЗРК даже лицензированным и заслуженным компаниям, если ими владеет не государство, а частные лица)
  • При продаже ПЗРК получать гарантии импортера:

a)   не реэкспортировать ПЗРК в третьи страны;

b)   предотвращать несанкционированный доступ к ПЗРК.

Таким образом за Украиной сохраняются обязательство подачи информации по операциям с ПЗРК (помимо прочих) как минимум в три уважаемые международные организации, и данные одной из них — Регистра ООН — размещаются в интернете. Информация двух других организаций — ОБСЕ и Вассенаарских договоренностей — носит закрытый характер, однако она полностью доступна для уполномоченных представителей России.

Ввиду высокого градуса российско-украинских отношений для некоторых аналитиков возникает соблазн истолковать решение украинского кабмина, как стремление обеспечить прикрытие потенциальным поставкам ПЗРК с Украины боевикам ИГИЛ или «умеренным сирийским оппозиционерам». Такая трактовка особенно напрашивается на фоне выложенной недавно в интернете расшифровки приватного разговора Михаила Саакашвили с бывшим министром обороны Грузии Давидом Кезерашвили. Если верить опубликованным данным, Михаил Саакашвили в ходе разговора, якобы, произносит такие слова: «Американский самолет будет сбит русскими военными. Это скажет пленный, что сбили цель с ПЗРК. Прикольная сцена будет, весь мир заговорит. А взамен курды "стингерами" собьют российский самолет».

Предварительно подчеркнув, что подлинность этого разговора пока ничем не доказана и требует серьезных подтверждений, отметим, что с нашей точки зрения отмена соглашения Украины с Россией по ПЗРК даже гипотетически не может быть связана с упомянутой «расшифровкой». Отмена одной из мер транспарентности и контроля за ПЗРК не снимает с Украины ответственности за передачи этого чувствительного вида вооружений, не отменяет других вполне жестких обязательств в отношении него, и при этом усиливает внимание международной общественности к деятельности страны в сфере экспорта оружия. Репутация Украины в этом аспекте за последние пару десятилетий была подмочена (для любознательных предлагаем исследовать один эпизод, связанный с судном «Фаина»), поэтому будем внимательно следить за действиями нынешних киевских властей.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading