20 лет не срок

06.05.2016

Ни один разговор о ядерном оружии не обходится без упоминая того, что самый разрушительный тип вооружений, к счастью, применялся на практике только два раза. В конце Второй мировой войны США использовали ядерные бомбы против Японии, после чего сочетание осознания разрушительной силы нового оружия и известной доли удачи позволило растущему числу ядерных государств не применять свои арсеналы. Несмотря на это с 1945 г. в мире было проведено более двух тысяч ядерных взрывов другого рода. Воздушные, подводные и подземные ядерные испытания наносили ущерб окружающей среде, подстегивали гонку вооружений между двумя сверхдержавами и вызывали серьезное напряжение в отношениях между другими государствами, обладающими ядерным оружием.

Наконец, после завершения гонки вооружений между США и СССР, возникла возможность добиться юридического запрета на любые ядерные взрывы. В 1996 г. был открыт к подписанию Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Однако, затем что-то пошло не так, и за последние двадцать лет договор так и не смог вступить в силу.

Мешают этому восемь государств, не спешащих ратифицировать ДВЗЯИ. Причины у них самые различные и достаточно запутанные: Египет и Иран ставят условием ядерное разоружение Израиля, Израиль готов начать переговоры только в случае заключения мира со своими арабскими соседями, Пакистан ставит свое участие в зависимости от Индии, Индия от КНР, а Пекин, в свою очередь, не хочет ратифицировать договор раньше Вашингтона. Конгресс США традиционно выступает против любых ограничений американских возможностей в стратегических сферах, включая в них и ядерные испытания. Наконец, Северная Корея не связывает себя никакими условиями, она стала единственным государством, испытавшем ядерное оружие в двадцать первом веке, и планирует продолжать испытания. 164 страны мира, ратифицировавшие ДВЗЯИ, недовольны сложившейся ситуацией, ядерные государства, которые ввели для себя его положения, опасаются, что страны вне договора могут вернуться к испытаниям. Тем не менее, ситуация остается без изменения уже довольно давно.    

11 апреля важность вопроса была в очередной раз подтверждена, когда на сайте президента России появилось заявление по случаю двадцатилетия открытия ДВЗЯИ для подписания. Владимир Путин отметил важность скорейшего вступления договора в силу и призвал восемь стран, все еще не ратифицировавших ДВЗЯИ, сделать это в юбилейном году. Президент России достаточно жестко отозвался о странах, тормозящих процесс, «нежелание этих государств стать полноценными участниками Договора вызывает серьёзное сожаление – тем более с учётом того, что некоторые из них претендуют на лидерство и чуть ли не особые полномочия в решении вопросов глобальной безопасности».

Выбор момента для заявления, на первый взгляд, вызывает вопросы. Двадцатилетие договора действительно отмечается в 2016 г., но логичнее было бы ожидать повышенное внимание к нему в сентябре, когда ДВЗЯИ был принят Генассамблеей ООН и открыт для подписания, или, скажем, в августе, когда мир отмечает день против ядерных испытаний. Да и кому именно было адресовано послание президента? Вряд ли не ратифицировавшим договор Китаю, Индии или Ирану. Сложно удержаться от ощущения, что письмо адресовано в первую очередь Соединенным Штатам Америки, инициировавшим разработку ДВЗЯИ в 1996 г., но так и не нашедших возможности присоединиться к договору за последние двадцать лет. Тогда все становится на свои места.

За неделю до заявления российского президента завершился Саммит по ядерной безопасности, Администрация США назвала решение России не участвовать «упущенной возможностью» и «самоизоляцией». В своей статье в газете Washington Post Барак Обама обвинил Россию в нарушении договора о ракетах средней и меньшей дальности. Вашингтон настаивает на том, что Россия тормозит дальнейшее сокращение ядерных арсеналов. Москва парирует все вышеуказанные обвинения и напоминает США об их собственных недочетах, включая вопрос ДВЗЯИ. Моральное право на это у России есть, в отношении договора репутация Москвы безупречна, ДВЗЯИ был ратифицирован шестнадцать лет назад, МИД РФ активно продвигает его ратификацию другими государствами.

Кто-то может увидеть в заявлении Владимира Путина традиционный российско-американский обмен упреками и на этом основании отметет укол в сторону Вашингтона как несущественный. Это было бы ошибкой. Вступление в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний является очень важным шагом вперед для мирового режима нераспространения, и президент Обама действительно приложил недостаточно усилий для его ратификации. Затрать американская администрация на продвижение ДВЗЯИ хотя бы часть ресурсов, отведенных на реформу здравоохранения, можно было бы добиться перелома. Теперь эта задача ляжет на плечи нового президента США. 

Конечно, ратификация договора Соединенными Штатами не будет обозначать его автоматического вступления в силу. Присоединение Вашингтона к ДВЗЯИ вряд ли сможет развязать Гордиев узел на Ближнем Востоке или разрешить ситуацию вокруг КНДР. В тоже время, это станет дополнительной гарантией, что и вторая из ядерных сверхдержав ни при каком стечении обстоятельств не вернется к испытаниям ядерного оружия. Кроме того, высока вероятность, что примеру США последует КНР, а это, благодаря эффекту домино, закроет для ядерных взрывов индийский субконтинент.

Государства мира должны прикладывать максимальные усилия в области ядерного нераспространения, разоружения и ядерной безопасности. В общем случае это стоит делать потому, что это критически важно для будущего. В данном конкретном случае, об этом можно еще раз напомнить президенту США, сделавшему движение к безъядерному миру одним из ключевых пунктов своей администрации. 

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading