Об инициативе Германии по перезапуску контроля над обычными вооружениями

30.08.2016

В четверг 25 августа Германия выступила с амбициозной и давно назревшей инициативой перезапустить режим контроля над обычными вооружениями в Европе (КОВЕ). Обоснование необходимости перезапуска и суть предложений были изложены в статье министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера для Frankfurter Allgemeine Zeitung «Больше безопасности для всех в Европе: призыв перезапустить контроль над вооружениями».

«Неожиданно для многих безопасность Европы вновь оказалась под угрозой», - начинает Штайнмайер. Долгое вступление адресовано прежде всего западной аудитории. Глава МИД Германии пишет, что с момента выхода доклада Армеля в 1967 году Запад придерживался двойной стратегии в отношении России (тогда, очевидно, СССР): сдерживание и разрядка – и сохраняет приверженность ей и сейчас. Однако если сдерживание под эгидой НАТО хорошо заметно, продолжает Штайнмайер, также реален и заметен должен быть и элемент разрядки. Баланс необходим, чтобы избежать заблуждений и эскалации. При этом существующие режимы контроля над вооружениями в Европе разрушаются, пишет глава МИД Германии и переходит к предложениям.

Пожалуй, одна из главных особенностей новой инициативы в том, что она не привязана к действующим соглашениям, то есть речь фактически идёт о новом договоре. Это важный и необходимый шаг со стороны Германии, поскольку все дискуссии последних лет вокруг КОВЕ упирались в разногласия по поводу ДОВСЕ, из краеугольного камня европейской безопасности превратившегося в камень преткновения. Россия уже несколько лет официально считает ДОВСЕ «мёртвым», поскольку даже в адаптированной версии, которую на Западе так и не ратифицировали, он не отвечает реалиям, и призывает к переговорам по новому соглашению по КОВЕ, о чём напоминает Штайнмайер. На данный момент это самое весомое признание необходимости двигаться дальше, к новому соглашению со стороны высокопоставленного представителя страны – члена НАТО. Ответ на неоднократные призывы России неслучайно пришёл из Германии – немцы заинтересованы в рабочем режиме КОВЕ, а не в использовании недействующего ДОВСЕ в качестве политического инструмента, и в правительстве Германии активно прорабатывались предложения по будущему КОВЕ.

По мнению Штайнмайера перезапуск контроля над обычными вооружениями должен охватывать следующие пять сфер:

1. устанавливать  региональные предельные уровни, минимальные дистанции и меры транспарентности (особенно в регионах, чувствительных в военном смысле, таких как Прибалтика),

С одной стороны предложение установить региональные предельные уровни напоминает о фланговых ограничениях ДОВСЕ, которые не отвечали интересам России, и, следовательно, может привести к старой проблеме. С другой – Россия могла бы применить этот пункт для ограничения свободы действий НАТО вблизи своих границ. В целом, возвращение к обсуждению предельных уровней показательно – до нынешнего обострения отношений между Россией и Западом со стороны НАТО речь шла преимущественно о транспарентности.

Что касается безопасности в Прибалтике, то в июле текущего года после встречи президентов России и Финляндии Минобороны России выступило с инициативой относительно снижения напряженности в данном регионе, предложив провести консультации с оборонными ведомствами ряда стран – членов НАТО. Пока реакция со стороны собеседников России неоднозначная, и судьба этой инициативы не ясна, но в принципе её успешная реализация могла бы укрепить доверие и стать прологом к более сложным переговорам.

2. учитывать новые военные потенциалы и стратегии (менее крупные мобильные подразделения вместо традиционных больших армий; соответственно принимая во внимание такие ресурсы, как транспортные возможности),

3. включать новые системы вооружений (например, дроны),

Эти два пункта отвечают за соответствие нового режима контроля над обычными вооружениями новым реалиям. ДОВСЕ ограничивал пять категорий обычных вооружённых сил: боевые танки, боевые бронированные машины, артиллерию, боевые самолеты и боевые вертолеты. Здесь, как отметил Евгений Бужинский, «российский подход требует коренного пересмотра существующей системы ограничений и их распространения на новые категории вооружений, таких как беспилотные летательные аппараты и палубная авиация».

4. обеспечивать эффективную верификацию, которая может быть быстро развёрнута, является гибкой и независимой в периоды кризиса (например, осуществляется ОБСЕ),

Применительно к кризисным ситуациям речь может идти об отправке наблюдателей или использовании технических средств (например, беспилотников). Как свидетельствует пример Специальной мониторинговой миссии на Украине, страны – участники ОБСЕ способны договориться о такой верификации, но наверняка столкнутся с трудностями, при согласовании правил и механизмов не под конкретный случай, а в общем. Что касается инспекций для верификации, то назначение инспекционных групп ОБСЕ, а не государствами-участниками могло бы сделать режим более равноправным и независимым (так, группа экспертов предложила «создание под эгидой ОБСЕ Европейского агентства по верификации и мониторингу, которое осуществляло бы наблюдательные и инспекционные миссии в рамках ВД»).

5. быть применимым на территориях с оспариваемым статусом

Этот пункт касается применения контроля над вооружениями в тех местах, где статус территории оспаривается сторонами конфликта. В качестве возможного решения предлагаются так называемые статусно-нейтральные подходы, позволяющие оставить вопрос статуса в стороне. Например, обозначая регион по географическим координатам, а не по политическим границам. Под такими территориями Запад в первую очередь подразумевает не признанные им Абхазию и Южную Осетию, на которые фактически режим контроля над обычными вооружениями и транспарентности не распространяется и где на основе двусторонних соглашений с этими странами находятся военные базы России.

«Мы хотим запустить структурированный диалог по этим комплексным вопросам со всеми партнёрами, которые разделяют ответственность за безопасность на нашем континенте», - пишет Штайнмайер. Одной из площадок для такого диалога он предлагает сделать ОБСЕ, где Германия председательствует в этом году. Вероятно, Германия постарается добиться прогресса по КОВЕ к встрече Министерского совета ОБСЕ в конце года.

Поскольку Германия выдвинула инициативу по перезапуску контроля над обычными вооружениями в одностороннем порядке, сейчас важно, какой будет реакция других участников возможных будущих переговоров. Пока официальный представитель управления по контролю, верификации и соблюдению соглашений о вооружениях госдепартамента США Блейк Нарендра заявил, что его страна фокусируется «на совершенствовании таких уже имеющихся инструментов, как Венский документ».

В своей статье Штайнмайер, напомнив о российских призывах начать новую дискуссию о КОВЕ, добавляет: «Сейчас самое время поймать Россию на слове!» МИД России уже подтвердил готовность к диалогу, предложения министра иностранных дел Германии пока изучают. Скорее всего, немцам сложнее будет заручиться согласием на перезапуск контроля над вооружениями со стороны некоторых своих союзников по НАТО, что даст России время продумать, как могут развиваться возможные переговоры, а также провести внутреннюю дискуссию по будущему КОВЕ.

 

 

 

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading