Читая Трампа в Тегеране

14.11.2016

45-й избранный президент США – шоковая история длиной почти в год. Аналитики предсказывали, что кандидатом ему не стать – стал. Полагали, что сойдет с дистанции – не сошел. Говорили, ему не выиграть внутрипартийных выборов – выиграл. Настаивали, что его победа на выборах не возможна – и он победил!

Немудрено, что в Иране некоторые СМИ, доверившись прогнозам, оказались в неудобной ситуации – Хабаре Джонуб заблаговременно напечатали первую полосу под заголовком «Клинтон стала первой женщиной-президентом », поместив фото разочарованного Трампа рядом с улыбающейся Клинтон, другие, как например, Шарг или Донья-е Эктесад поступили более осторожно, не рискнув с заголовком, но разместив на первой полосе фотографии именно Клинтон с подписью «Америка после Обамы».

Трамп говорил то, что больше апеллировало к простому народу и было не понято, либо раздражало экспертов. Есть на фарси поговорка: «хороший год видно по весне»[1]. Весна – первый сезон в иранском году, то есть имеется ввиду, что с самого начала года можно понять, как он пройдет и чем закончится. Поэтому если судить Дональда Трампа, неожиданного и непредсказуемого, по иранской модели, заранее понятно, что это будет период политической непредсказуемости, в частности в сфере международной политики. Что-то, не всегда понятное экспертам и вызывающее раздражение. 

Пожалуй, для иранцев Трамп не будет совсем чужаком: похожий персонаж известен на иранской политической сцене в лице Ахмадинежада. Он мог высмеивать своих конкурентов, уважаемых людей, являться на важнейшие дебаты, не уделив подготовке и пяти минут, никогда не читал по бумажке, использовал лексику, понятную простому народу и избегал клише, свойственных другим политикам, и принимал странно неожиданные решения. Аналитики терялись в догадках. И раздражались.

В иранской политической среде в отношении этих выборов некоторое время существовало базовое убеждение о негативном влиянии Хилари Клинтон на ситуацию с безопасностью Ближнего Востока в целом и Ирана в частности. Про ущерб, нанесенный иранской экономике в период нахождения у власти демократов, никто не забыл, как и про то, что Ирану потребуются годы, чтобы выкарабкаться из текущего положения до по крайней мере предсанкционного уровня, несмотря на подписание и начало реализации СВПД. По словам заместителя спикера иранского меджлиса Али Моттахари, американские демократы, действуя с четкостью профессионального наемного убийцы, так нежно сворачивают шею, что даже жертва остается не в курсе[2]. Хитросплетения планов демократов на Ближнем Востоке, накопленный ими опыт операций в этом регионе, близкое взаимодействие с арабскими режимами, в частности, с Саудовской Аравией, использование вооруженных групп в стратегических целях, недовольство сотрудничеством Ирана и России по противодействию терроризму в Сирии – вот некоторые из причин, по которым эта часть политического спектра выступала против возможного президентства Хилари Клинтон. Впрочем, опасность, исходящая, по мнению этой группы, от Клинтон, не означает автоматически положительного отношения к Трампу. Например, Хашеми-Рафсанджани, на данный момент занимающий пост главы Ассамблеи по определению государственной целесообразности, в интервью газете Арман-е Эмруз прошелся и по избранному президенту: «Трамп – это опасная личность, задира, который не следует принципам и с легкостью может преступить правовые нормы»[3].

По мнению аналитиков, в приходе Трампа к власти есть как положительные, так и  отрицательные стороны. Мы попробуем разобраться в основных моментах, положительные из которых, на наш взгляд, заключаются в следующем.

Во-первых, предполагается, что Трамп будет уделять больше внимания внутренней политике и меньше – внешней, а уж тем более иметь интерес к вовлечению в конфликты, возникающие в других регионах. Например, он открыто высказался против вторжения в Ирак и Афганистан и о том, что США вообще не стоит  втягивать себя в решение проблем других стран. Действительно, в отличие от администрации Обамы или в теоретической перспективе – Клинтон, нацеленных на установление доминирующего положения в разных регионах мира, Трамп исходит из принципа необходимости, прежде всего, «сделать Америку великой», начав с внутренних преобразований.  Так что иранцам можно надеяться, что Трампу не захочется фундаментально заниматься ни Ближним Востоком, ни Ираном. И поскольку избранный президент является вовсе не идеалистичным политиком, а вполне прагматичным ‘торговцем’ в поиске максимизации выгоды и минимизации рисков, представляется, что Трамп откажется от политических кампаний с неясным исходом в разных регионах мира, предпочтя сохранение статуса-кво и разбор полетов внутри страны. [AZ1] Поэтому также можно ожидать, что и набившая оскомину тема прав человека в Иране либо вообще выпадет из внешнеполитической повестки новой администрации, либо утратит свой накал.

Во-вторых, Трамп, в отличие от рафинированных политиков, использует нелитературную лексику, позволяет себе недипломатичную манеру разговора, открыто критикует ошибочную, по его мнению, политику США на мировой арене, да и вообще не ведет себя так, как ожидают от будущего руководителя супердержавы. И эта совокупность его особенностей создает питательную почву для обильной критики США в консервативных иранских СМИ. В своей речи 3 ноября рахбар Хаменеи поощрил манеру Трампа делать едкие замечания о проблемах американского общества: «Он [Трамп] сказал о том, о чем мы давно говорили, но некоторые не верили или не хотели верить. И интересно то, что тот, кто заявил об этом в наиболее ясной манере [Трамп], привлек большее внимание людей. Нормальные человеческие ценности в этой стране разрушены»[4],– заключил духовный лидер. Так что если сам избранный президент критикует США, то самое время и иранским консерваторам развернуться на этой волне.

Однако наиболее отрицательным моментом в итогах последних выборов является изначальное противодействие Трампа результатам переговоров «шестерки» международных посредников с Ираном по ядерному вопросу. На вторых предвыборных дебатах с Клинтон Трамп назвал внешнюю политику Обамы «абсолютной катастрофой»[5], а ядерное соглашение – одним из самых ужасных, когда-либо заключенных в истории. В начале предвыборной гонки он даже грозил, что в случае победы на выборах скрупулезно пересмотрит ядерное соглашение с Ираном[6]. Рахбар отреагировал и на это заявление: «Мы не будем нарушать СВПД, но если они собираются порвать соглашение [так заявляли некоторые республиканцы], то мы его тоже сожжем»[7]. Через какое-то время после этих заявлений Трамп смягчил свою позицию по поводу соглашения, хотя и не по поводу Ирана в целом. В течение нескольких месяцев Трамп забрасывает обвинениями Клинтон и Обаму по поводу предполагаемой сделки по обмену удерживаемых в Иране иранских американцев на 400 миллионов долларов наличными, отправленных в Иран самолетом[8]. Несколько раз он заявлял, что поддержка Америкой вооруженных групп, выступающих против режима Асада, на руку Ирану, поскольку это бесполезная трата денег американских налогоплательщиков, которая к тому же предоставляет возможность Тегерану и Москве позиционировать себя как борцов с терроризмом. Эти «точечные» комментарии, скорее, сбивают с толку, чем говорят о какой-то внятной политике в отношении Ирана.

Несмотря на его колкий по отношению к Тегерану тон, основной фокус Трампа во время дебатов все же составляла внутренняя политика и перевод обмена репликами на личности, а иранский ядерный вопрос не оформился в качестве отдельного пункта его программы, как того хотели бы противники соглашения в рядах республиканцев. Некоторые считают, что если бы вместо Трампа от республиканцев номинировался другой кандидат, то вопрос ядерного соглашения занял бы более серьезное место во внешнеполитической повестке нового президента[9].

По убеждению некоторых аналитиков, даже если Дональд Трамп изберет жесткую политическую линию в отношении ядерного соглашения или даже самого Ирана и его региональной политики, в частности в Ираке и в Сирии, эта повестка, скорее всего, будет лишена последовательности, цели и перспективы.

Однако не будем забывать об этой пикантной черте Трампа: такими же непредсказуемыми, как его победа 8 ноября, вопреки всем прогнозам, могут оказаться и его внешнеполитические решения в последующие четыре года президентства. Те самые, что вполне могут остаться не понятыми аналитиками и приносящими известную долю раздражения.

 


[1] «سالی که نکوست از بهارش پیداست!»

 

[2] Дословно – “отрезают голову ватой”, http://www.ettelaat.com/etiran/?p=244129

[3] http://www.farsnews.com/newstext.php?nn=13950819000306

[4] http://farsi.khamenei.ir/speech-content?id=34815

[5] https://www.rt.com/usa/336506-trump-dismantle-disastrous-iran-deal/

[6] http://edition.cnn.com/2015/09/04/politics/iran-deal-jeb-bush-donald-trump/

[7] http://www.farsnews.com/newstext.php?nn=13950230000964

[8] https://twitter.com/realDonaldTrump/status/785301286816210944

[9] http://www.bbc.com/persian/world-37921531

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading