Заметки на полях: за закрытыми дверями женевского препкома ДНЯО 2018 года

12.07.2018

С 23 апреля по 4 мая 2018 года в Женеве проходила вторая сессия Подготовительного комитета Конференции 2020 года по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), так называемый препком. Впечатления от сессии и размышления о текущем обзорном цикле договора – в пяти заметках.

 

 От ядерного оружия до химического – один шаг

Женевский препком ДНЯО 2018 года прошел в беспрецедентно токсичной атмосфере. Наиболее жаркие дебаты вызывали вопросы разоружения и создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения (ЗСОМУ). Однако фокус внимания делегатов достаточно быстро сменился: с самого начала общих прений делегаты ряда стран принялись коллективно обвинять Россию в игнорировании своих обязательств в области контроля над вооружениями, Сирию – в несоблюдении гарантий МАГАТЭ, и обе страны – в применении химического оружия. Последнее перетянуло на себя столько внимания, что создавалось впечатление, будто обсуждение происходит в Гааге на очередном заседании ОЗХО.

Когда накопилась критическая масса упоминаний химического оружия, российская делегация была вынуждена воспользоваться правом на ответ и предупредила, что обсуждение проблематики химического оружия на препкоме Обзорной конференции ДНЯО грозит срывом всего форума. После выступления российской делегации использование права на ответ оказалось крайне популярным ходом: если прежде на подобных заседаниях этим правом пользовались один-два раза за время общих прений, то в этом году словесная перестрелка словно стала нормой. Порой казалось, что засыпающие под вечер дипломаты и представители неправительственных организаций ждали именно ее.

К теме применения химического оружия в Сирии делегаты еще не раз возвращались, объясняя это тем, что такие инциденты имеют прямое отношение к вопросу о создании ЗСОМУ на Ближнем Востоке как географически, так и с точки зрения типа оружия, от которого регион предполагается освободить. Однако согласиться с этой позицией не позволяло, как минимум, отсутствие вопроса химического разоружения в повестке (он не может быть частью повестки по определению) и конструктивного настроя у тех, кто неоднократно возвращался к этой теме.

 

Важнее подача

За полтора месяца до препкома Россия и США объявили о выходе на ограничения по ядерным арсеналам, установленные Пражским договором (ДСНВ). Мало кто из неядерных государств поздравлял две ядерные сверхдержавы с этим событием, зато каждое требовало продления договора, сетуя на отсутствие дальнейших переговоров по разоружению. У многих стран создалось впечатление, что Россия и США вовсе не ведут диалог в области контроля над вооружениями и только обмениваются обвинениями в нарушении обязательств по договорам в этой сфере, в то время как на протяжении десяти дней перед началом препкома стороны обсуждали в Женеве вопросы ДСНВ в рамках Двусторонней консультативной комиссии, установленной договором. Диалог шел профессионально и предметно, без обсуждения прочих раздражителей в двусторонних отношениях ― так, как в обычных условиях это могло происходить и на публике, а не только за закрытыми дверями.

Тем временем в Palais des Nations продолжался театрализованный препком. Критика в адрес России постоянно звучала и на других сессиях, в то время как деструктивные изменения в американской внешней политике большинство стран предпочло не замечать. Публикация Обзора ядерной политики США, в котором, среди прочего, расширен перечень сценариев применения ядерного оружия, повышается роль ядерного оружия в обеспечении национальной безопасности США и провозглашается отказ от ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), словно осталась незамеченной.

Американцы перехватили инициативу и провели на полях препкома семинар, на котором разъяснили, почему новые положения американской ядерной политики не противоречат идеалам ДНЯО, а для большей убедительности организовали телемост с авторами документа. Несмотря на то, что позиция США осталась прежней, впечатления от дискуссии у делегатов остались позитивные, и те стали задавались вопросом, почему другие ядерные державы не проводят таких брифингов по своим ядерным доктринам.

 

Для зоны не сезон

Едва ли не главным событием препкома стала публикация рабочего документа США по ЗСОМУ на Ближнем Востоке. Американцы предъявили претензии к тем странам региона, которые не расположены к конструктивному диалогу и хотят навязать процесс создания зоны другим. США подтвердили свою приверженность резолюции 1995 года, но без инициативы, исходящей от региона и поддерживаемой добровольно всем странами Ближнего Востока, Великобритания, Россия и США, по мнению американцев, зону не создадут. Несмотря на то, что у этого утверждения есть основания, невозможно согласиться с подходом к проблеме, который заняла новая администрация США: отныне они не признают мандат конференции по ЗСОМУ, который был согласован в 2010 году, и считают, что обзорный процесс ДНЯО не подходит для решения вопросов региональной безопасности и создания ЗСОМУ на Ближнем Востоке.

Позиция США вызвала возмущение, которое открыто выразили представители Группы арабских стран и Движения неприсоединения; остальные обсуждали ситуацию в кулуарах, не решаясь поднять этот вопрос даже на экспертных мероприятиях на полях препкома. На вопрос, заданный американской делегации на одном из таких семинаров, о том, в чем на практике выражается приверженность США прогрессу по ЗСОМУ на Ближнем Востоке, последовал совет прочесть документ заново и обсудить его в кулуарах. Впрочем, и в таком формате не удалось получить детальный ответ – его нет. Американцам не нравятся обзорные пятилетки, но предлагать взамен иной формат, который свел бы страны региона для обсуждения этого вопроса, они не собираются – ответственность целиком на Ближнем Востоке.

Учитывая солидарность Великобритании и США, из трех стран, которые несут особую ответственность за созыв конференции по ЗСОМУ на Ближнем Востоке, активным игроком остается Россия. Кто бы ни был на этом месте, в одиночку процесс невозможно запустить. Еще на венском препкоме 2017 года делегация России внесла для обсуждения рабочий документ, в котором поделилась российским видением процесса подготовки конференции по ЗСОМУ на Ближнем Востоке. Предложения, зафиксированные в этом документе, являются результатом усилий российской дипломатии по достижения регионального консенсуса по этому вопросу в предыдущем обзорном цикле ДНЯО. В 2018 году Россия вновь обратила внимание на этот документ и предложила провести не позднее начала 2019 года встречу стран региона, соавторов резолюции 1995 года, представителя Генсекретаря ООН и будущего председателя обзорной конференции для консультаций по созданию ЗСОМУ на Ближнем Востоке. Если надежда на достижение прогресса в этом направлении до Обзорной конференции ДНЯО 2020 года и сохраняется, то связывать ее можно лишь с потенциальными результатами этой встречи.

 

Поддержка исподтишка

Отдельного внимания заслуживает российско-китайское заявление в поддержку Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. С этой инициативой связаны противоречивые наблюдения. Евротройка изначально дистанцировалась от каких-либо попыток выступить за СВПД совместно с Россией и Китаем. Пока с администрацией Трампа шли переговоры о сохранении членства США в СВПД, Великобритания, Германия и Франция старались избежать любого шага, который в Вашингтоне трактовали бы как шаг против американской внешней политики, несмотря на то, что текст заявления был нейтральным. Даже неевропейские страны воздержались от коллективных действий, чтобы избежать политизированности; кому-то, по словам российских дипломатов, угрожали США – и все, кто поддерживал СВПД, ограничился заявлением от имени своей страны. В итоге российско-китайское заявление поддержали около 25-30 стран.

Иран в то же время оставался в тени, в том числе на первоначальном российско-китайском брифинге, где представили проект заявления. Причины пассивности иранской стороны заключались в том, что иранские делегаты, не возражая против многосторонних усилий по сохранению СВПД, исторически рассматривали вопрос иранской ядерной программы отдельно от обзорного процесса ДНЯО и не хотели, чтобы его рассматривали в одном кластере с северокорейским вопросом. В кулуарах высказывали мнение, что, будь это заявление от имени группы стран, в которые Россия и Китай вписали бы себя по алфавиту, получить поддержку заинтересованных стран было бы легче, чем с российско-китайской шапкой. Потому и сами иранцы не стали убеждать кого-либо подписать это заявление.

 

О проактивной дипломатии

К 2020 году температура обзорного процесса ДНЯО будет только расти. По большинству вопросов у стран-членов ДНЯО не будет выработано общего решения – если только на самой Обзорной конференции, из опасений повторного провала в год юбилея договора, делегации не пойдут на компромисс. Рассчитывать на то, что можно будет остаться при своем, а заключительный документ получится согласовать и без уступок, тоже не приходится – нужно активно прорабатывать развязки, которые помогут найти золотую середину.

Российская делегация – одна из наиболее активных в обзорном процессе и подготовленных к дискуссии. По всем трем кластерам у России готовы предложения, которые требуют честного диалога всех сторон. На это накладывается еще одна задача – преодолеть негативный фон, который создан в медийном пространстве вокруг России и не позволяет многим заинтересованным странам сотрудничать с российскими дипломатами открыто. Один из вариантов помочь этим странам – предоставить экспертные площадки для диалога на полях сессий Подготовительного комитета и на самой Обзорной конференции. Организаторами мероприятий, будь то круглый стол или семинар, брифинг или презентация, телемост или открытые дебаты, могут быть как официальные представители России, так и экспертное сообщество при их поддержке. Чем активнее будет строиться подобное взаимодействие, тем крупнее будет российский вклад в режим нераспространения, основанный на ДНЯО.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading