ДНЯО как "искусство возможного"

07.04.2020

1.Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) на протяжении полувека остается одной из основ современной системы международной безопасности. Главная его цель – а именно предотвращение расширения «ядерного клуба» – по большому счету, достигнута. Число государств, не присоединившихся к ДНЯО и принявших решение о создании собственной военной ядерной программы, исчисляется единицами, а не десятками, как это ожидалось в 1960-е и 1970-е гг.

2.За 50 лет мир существенно изменился, и эти изменения выявили наиболее слабые стороны ДНЯО. Отсутствие в тексте Договора определений некоторых основных терминов, связанных с ядерным нераспространением, вызвало разночтение некоторых его положений.

  • Одно из разногласий касается сути ДНЯО и трех его основополагающих элементов. Так, большинство неядерных государств исходит из того, что три столпа Договора (нераспространение, разоружение и использование атомной энергии в мирных целях) следует воспринимать как органически взаимосвязанные и имеющие одинаковый нормативный характер. В то же время ряд ядерных государств, прежде всего США, утверждает, что основная цель Договора содержится в самом его названии. По их мнению, положения о разоружении и мирном использовании атомной энергии являются второстепенными по отношению к положениям о нераспространении. Такая позиция вызывает недовольство у неядерных государств, которые воспринимают ДНЯО как «большую сделку», т.е. компромисс, согласно которому неядерные страны согласились присоединиться к ДНЯО в обмен на доступ к ядерным технологиям развитых в этом отношении стран, а также обязательства со стороны стран, обладающих ядерным оружием, вести переговоры о мерах по ядерному разоружению. 
  • Текст ДНЯО достаточно немногословен и в нем отсутствует определение некоторых ключевых для режима нераспространения понятий, таких, например, как «ядерное оружие». В связи с этим у государств-участников возникает возможность давать различные трактовки тому, что представляет из себя «передача ядерного оружия»

3. Мемуары участников переговоров по согласованию ДНЯО и документы, относящиеся к тому периоду, показывают, что формулировка текста статей I и II потребовала значительных усилий и уступок со стороны как СССР, так и США и их союзников. Положение о запрете «передавать кому бы то ни было ядерное оружие» стало результатом согласованного компромисса между сторонами.

4.Положения статей III, IV (о мирном использовании атомной энергии) и X.1 (о порядке выхода из Договора) также не являются достаточно исчерпывающими – в них не указан ни максимальный объем расщепляющихся материалов, которое государство может хранить на своей территории; ни конкретные меры по предотвращению злоупотребления положением ДНЯО о выходе из Договора. В этой связи теоретически существует угроза возникновения ситуации, схожей с той, что сложилась в случае с КНДР. Государство, решившее обзавестись собственным ядерным оружием, может начать разрабатывать его в тайне от МАГАТЭ и всего мирового сообщества, а затем объявить о своем выходе из Договора в связи с наступлением «исключительных обстоятельств»

5.Выявление всех возможных правовых лазеек и слабых мест в тексте договора на этапе его согласования, является задачей трудной, а подчас, вероятно, и невозможной. Чтобы договор не потерял свою актуальность и эффективность, зачастую возникает необходимость уточнить содержащиеся в нем положения и/или адаптировать их под изменяющиеся международные условия. Для этого необходимо, во-первых, наличие площадки или органа, подходящего для обсуждения возникающих споров и разногласий; а, во-вторых, пресловутая «политическая воля» заинтересованных сторон.

6.На сегодняшний день, как представляется, ДНЯО не хватает именно этого, последнего компонента. Единство участников ДНЯО, их готовность к сотрудничеству и выработке единого понимания положений Договора, сыграли бы исключительно важную роль для сохранения, поддержания и укрепления режима нераспространения; однако на сегодняшний день готовность стран вести переговоры в духе доброй воли, похоже, находится на рекордно низком уровне.


Текст основан на тезисах выступления на экспертном семинаре ПИР-Центра и Дипломатической академии МИД России 12 марта 2020 года.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading