Дайджест новостей по иранской ядерной программе 13.07.2020 - 27.07.2020

29.07.2020

 

  1. Hossein Dehghani: the collapse of the Iran Nuclear Deal 5 years on would be a failure of UN values. Euronews. July 14, 2020.

https://www.euronews.com/2020/07/14/hossein-dehghani-the-collapse-of-the-iran-nuclear-deal-5-years-on-would-be-a-failure-of-eu

 

По мнению посла Ирана в ЕС и Бельгии Хуссейна Дегхани, «поведение Европы по  отношению к СВПД, особенно в текущих обстоятельствах, определит насколько интегрированной будет европейская политика и насколько влиятельным игроком на международной арене останется Европейский Союз».

 

СВПД был переломным моментом в области нераспространения для Европы, ведь на переговорах по СВПД Европа впервые играла ключевую роль в данной сфере. Последнее особенно важно, учитывая, что авторитет ЕС как игрока на международной арене ставится многими под сомнение, даже в европейском лагере.

 

Накануне начала переговоров по СВПД Европа и США переживали период максимальной разрозненности из-за войны в Ираке, что и позволило ЕС встать за штурвал переговорного процесса с Ираном. Европа поддержала Иран после выхода США из СВПД в 2018 году, объявив санкции США недействительными для европейских компаний, взаимодействующих с Ираном (обновление Блокирующего статута), расширив мандат Европейского инвестиционного банка (мог кредитовать Иран) и введя торговый механизм INSTEX. Иран надеется и на дальнейшую поддержку Европы и ее противостояние американскому давлению.

 

 

  1. US has “several” indications Iran has put portions of air defence on high alert. CNN. July 16, 2020.  https://edition.cnn.com/2020/07/16/politics/us-intelligence-iran-air-defenses/index.html

 

По данным американской разведки, Иран перевел в состояние высокой  боевой готовности системы противовоздушной обороны из-за череды необъяснимых взрывов и пожаров на ключевых объектах ядерной и военной инфраструктуры Ирана в последние недели.

 

Начальник Центрального командования США генерал Кеннет МакКензи заявил, что наибольшей опасностью является возможный контрудар Ирана, если он расценит взрывы на ядерном комплексе в  Натанзе, военной базе в Парчине и электростанции в Заргане как “дело рук” Израиля и США. Неизвестная группа, называющая себя “Гепарды Родины”, взяла на себя ответственность за инцидент в Натанзе, не предоставив, однако, никаких доказательств. Остается неясным, поддерживает ли эту группу кто-либо извне и связана ли она с взрывами на других объектах.

 

Опасения США вызывает также и ненадежность командования иранскими системами ПВО. В января этого года украинский гражданский самолет был по ошибке сбит иранской ракетой “земля-воздух”.

 

 

  1. Robuste Partnerschaft zwischen Iran und China. DW. Juli 17, 2020.

https://www.dw.com/de/robuste-partnerschaft-zwischen-iran-und-china/a-54220388

 

На фоне растущих противоречий Ирана с США и высокой вероятности введения новых санкций, затрагивающих иранскую нефтяную сферу, Иран укрепляет сотрудничество с Китаем, сторонником сохранения СВПД и снятия оружейного эмбарго в числе прочих антииранских санкций. Между КНР и Ираном заключено соглашение о сотрудничестве в торговой и военной сферах сроком в 18 лет, предполагающее инвестиционные вливания со стороны Китая в размере более 400 млрд долларов в иранскую экономику.

 

В то же время Исламская республика будет поставлять углеводороды в Китай по значительно сниженным ценам. Оба государства рассматривают друг друга в качестве перспективных рынков сбыта иранских энергоносителей и китайских товаров общего потребления соответственно. Кроме этого, данное соглашение предусматривает тесное военное сотрудничество в сфере разработки новых систем вооружения, обмена информацией между спецслужбами двух стран, равно как и обмена опытом в контексте усиливающегося противостояния обоих государств с США.

 

 

  1. Motion on withdrawal from Additional Protocol meant to give Iran upper hand. Tasnim news agency. July 18, 2020.

https://www.tasnimnews.com/en/news/2020/07/18/2309080/motion-on-withdrawal-from-additional-protocol-meant-to-give-iran-upper-hand-mp

 

В парламент Ирана, меджлис, был внесён законопроект о прекращении добровольного выполнения Ираном Дополнительного протокола к ДНЯО. Документ был подписан в 2003 году и расширял полномочия МАГАТЭ в проведении инспекций на иранских ядерных объектах, в том числе, разрешал внезапные инспекции. По СВПД, Иран может добровольно ратифицировать Дополнительный протокол в 2023 году, утвердив его бессрочный характер.

 

 

Теперь Иран воспринимает приостановление добровольного выполнения Дополнительного протокола как “оружие” или “преимущество” в борьбе с санкциями США. Согласно законопроекту, внесенному в меджлис, проверки и инспекции МАГАТЭ будут осуществляться только в рамках Соглашения о гарантиях - договора, который заключают с МАГАТЭ все члены ДНЯО, не обладающими ядерным оружием.

 

 

  1. Sabotage in Iran Is Preferable to a Deal With Iran. Fars News Agency. July 19, 2020.

https://en.farsnews.ir/newstext.aspx?nn=13990429000768

 

В воскресение 19 июля спикер постпредства Ирана при ООН Алиреза Мирюсефи раскритиковал вышедшую неделей ранее на портале Bloomberg статью Эли Лейка "Диверсии на ядерных объектах Ирана лучше сделки с Ираном", назвав ее противоречащей всем стандартам журналистики, оправдывающей терроризм и поощряющей диверсионную деятельность. Также он заметил, что оправдание убийств учёных-ядерщиков и саботаж на объектах ядерной инфраструктуры Ирана носят антигуманный и варварский характер и могут спровоцировать эскалацию конфликта.

 

Лейтмотивом статьи Эли Лейка стала идея о том, что существует альтернативный дипломатическому вариант сдерживания развития иранской ядерной программы: путем совершения диверсий на ядерных объектах Исламской Республики. Согласно Лейку, этот сценарий является даже более предпочтительным, поскольку не только наносит ущерб иранской ядерной программе, но и способствует расколу иранской правящей элиты и повороту определенной её части в сторону Запада, и, кроме этого, подрывает авторитет режима среди населения страны. Лейк критикует вариант дипломатического урегулирования иранского ядерного кризиса за "легитимизацию" правящего режима, систематически нарушающего права человека.

 

  1. Our “maximum pressure” on Iran failed - unless the goal was to help China. The Washington Post. July 21, 2020.

https://www.washingtonpost.com/opinions/global-opinions/our-maximum-pressure-on-iran-failed--unless-the-goal-was-to-help-china/2020/07/20/484ae90a-c847-11ea-b037-f9711f89ee46_story.html

 

Политика “максимального давления”, которую Дональд Трамп проводил в отношении Ирана, оказалась контрпродуктивной: не удалась попытка пересмотреть положения иранской ядерной сделки (официальная цель политики), равно как и смена действующего иранского режима (неофициальная цель политики). К тому же, давление США привело к сближению Ирана с Китаем, что позволит Пекину занять сильную геополитическую позицию в регионе.

 

Хотя Си Цзиньпин поддерживал политику Обамы по отношению к Ирану, ограничения иранской ядерной программы по СВПД и даже соблюдал санкционный режим против Ирана после выхода США из СВПД, сейчас Китай норовит воспользоваться временной слабостью США на фоне пандемии и внутреннего социально-экономического кризиса, перехватив инициативу на Ближнем Востоке.

 

  1. Why Zarif left Tehran for Moscow while Iraqi PM was heading to Iran? Tehran Times. July 22, 2020.

https://www.tehrantimes.com/news/450375/Why-Zarif-left-Tehran-for-Moscow-while-Iraqi-PM-was-heading-to

 

Новый премьер-министр Ирака Мустафа аль-Каземи свой первый официальный визит совершил в Иран в ответ на визит в Багдад министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавад Зарифа впервые после убийства Касема Сулеймани. Однако в Тегеране двум политикам встретиться не удалось, так как Зариф в это время находился в Москве.

 

Причиной отсутствия Зарифа считают срочную необходимость доставить некое сообщение от президента Ирана Хасана Рухани лично Владимиру Путину. В сообщении затрагивался СВПД, а его срочность объяснялась запланированными телефонными переговорами Путина и Трампа, в ходе которых должна была обсуждаться иранская ядерная программа.

 

Также необходимо было обсудить ирано-российское сотрудничество в Сирии. В своих мемуарах Джон Болтон заявил, что Путин якобы не поддерживает присутствие Ирана в Сирии. Подобное обвинение может сыграть на руку некоторым региональным игрокам, жаждущим разобщения позиций Ирана и России по Сирии. Но Мохаммад Джавад Зариф и Сергей Лавров на пресс-конференции заявили, что ничто не угрожает российско-иранским связям.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading