Пятый решающий? Чего ждать от очередного раунда переговоров по восстановлению СВПД?

25.05.2021

19 мая в Вене состоялся четвёртый раунд переговоров в рамках Совместной комиссии по вопросам СВПД. 21 мая истекло временное техническое соглашение МАГАТЭ и Ирана о продолжении мониторинга ядерных объектов Исламской Республики. В июне наступает добровольно установленный Ираном дедлайн для прояснения опасений МАГАТЭ относительно потенциально незаявленной ядерной деятельности и материалов в Иране. В марте 2021 года Иран согласился встретиться с МАГАТЭ в июне для достижения «окончательного решения» по этому вопросу на заседании Совета управляющих. А 18 июня в стране пройдут президентские выборы, результаты которых повлияют на будущее СВПД, иранской ядерной программы и внешней политики в целом.

Делегации едут в столицы за окончательным решением

Завершившийся 19 мая, четвертый раунд переговоров о восстановлении СВПД получил положительные оценки во всех столицах стран-участниц ядерной сделки. По словам главы переговорной делегации Ирана в Вене Саида Аббаса Аракчи, за исключением некоторых спорных моментов, требующих политического решения руководства стран-участниц, остальной текст почти готов. Он отметил, что был доработан черновой вариант соглашения, и теперь настало время вернуться в столицы для проведения финальных консультаций и последующего запуска заключительного раунда переговоров в столице Австрии. Предварительный текст, по мнению Аракчи, определяет рамки и структуру будущего соглашения, а также отражает то, что по ключевым направлениям переговоров удалось развязать «узлы» противоречий. Финальному согласованию чернового варианта предшествовали две недели напряженных и активных встреч на уровне трех экспертных комиссий и членов переговорных делегаций. 19 мая, перед непосредственной встречей Совместной комиссии, экспертные группы собрались на совместное заседание, чтобы подготовить проекты текстов для рассмотрения главами делегаций. Следующий, пятый и, возможно, финальный этап переговоров запланирован на 25 мая. 

Во многих иранских печатных и онлайн-СМИ были отражены комментарии и оценки российского представителя на переговорах, постоянного представителя РФ при международных организациях в Вене Михаила Ульянова. По словам российского дипломата, окончательное согласование текста соглашения о восстановлении СВПД возможно в начале июня. Новостное агенство Mehr сообщает, что М. Ульянов назвал текущие переговоры «уникальными». По словам дипломата, это первый случай в истории международных отношений, когда обсуждается «не внесение поправок или улучшение текста соглашения, а восстановление действия изначального документа».

Для понимания перспектив восстановления СВПД необходимо учитывать настроения и события не только в Вене, но и в самом Иране. В Тегеране представители различных ветвей власти и партийных групп регулярно комментируют венский процесс. Так, президент Ирана Хасан Рухани на заседании Верховного совета по экономической координации подчеркнул, что Иран «будет вести переговоры до тех пор, пока не будет достигнуто финальное соглашение».  Более 200 членов парламента опубликовали совместное заявление о перспективах переговоров: «Отказ США снять 100% санкций равносилен отказу от снятия санкций вообще, а принятие ситуации, при которой некоторые санкции сохранят свое действие, будет означать признание их легитимности». Парламентарии отмечают: «Встречи в Вене показывают, что США и Европа не только не проявляют политической воли к отмене всех санкций, но также стремятся навязать Ирану соглашение, которое, наложив ограничения на ядерную деятельность страны, подготовило бы почву для расширенных переговоров по региональной и военной тематике».

Турне Зарифа в Европу и тень Израиля

Проблема восстановления СВПД активно обсуждалась в ходе европейского турне министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа. Примечательно, что ранее, на первом этапе зарубежных поездок после пандемии, глава иранского внешнеполитического ведомства посетил ряд ближневосточных государств - Ирак, Катар, Оман, Кувейт, обсудив вопросы СВПД и подчеркнув региональный характер ядерной проблемы. В Европе 

М.Дж. Зариф посетил Испанию, Италию, Ватикан и Ирландию. Помимо сугубо ядерной тематики на встречах затрагивались вопросы региональной безопасности в свете обострения израильско-палестинского кризиса, а также гуманитарной катастрофы в Йемене. На европейском фронте иранской дипломатии Зариф также провел телефонный разговор с верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозепом Боррелем. В ходе беседы иранский дипломат подчеркнул, что «sine qua non (т.е. необходимое условие) успешных переговоров в Вене является кардинальное изменение подхода со стороны США», охарактеризовав санкционное давление на Иран как «экономический терроризм» Вашингтона. Зариф отметил, что для подобных изменений нужна политическая воля и решительность президента США.

Европейское турне министра иностранных дел Исламской Республики, лишь недавно пережившего крупный скандал на родине, не обошлось и без сенсационных новостей. В числе несколько стран ЕС Зариф планировал также посетить принимающую венские переговоры Австрию, однако отменил визит. Причиной стало решение австрийского канцлера Себастьяна Курца поднять на крыше федеральных ведомств страны флаг Израиля в знак солидарности с еврейским народом на фоне очередного обострения ближневосточного конфликта. На повестке для Зарифа в Вене стояли бы переговоры по ядерной сделке, однако дипломат не пожелал провести рабочие выходные в стране, которая открыто поддерживает сионистский режим. Некоторые источники сообщают, что помимо двусторонних встреч с австрийскими представителями глава МИД Ирана также планировал неофициальную встречу с другими участниками СВПД. С жесткой реакцией на израильское знамя в Вене также выступил заместитель министра иностранных дел и глава переговорной делегации Ирана в Вене Саид Аббас Аракчи: «Вена является штаб-квартирой МАГАТЭ и ООН, Австрия до сих пор была прекрасным местом для переговоров. Шокирующе и болезненно видеть флаг оккупационного режима, который жестоко убивает десятки невинных людей, гражданских лиц, детей, над правительственными зданиями в Вене. Мы солидарны с Палестиной!». В иранских СМИ стали задаваться вопросом: заслуживает ли Австрия доверия после такого шага? В комментариях многих газет действия Вены оценили как «удар по международной репутации Австрии и доверию к ее способности оставаться беспристрастным организатором международных мероприятий». В издании Iran News Daily даже призывают задуматься над тем, «было ли у Австрии намерение помешать прогрессу в переговорах». За флагом над зданием федерального канцлера в издании также увидели проделки израильского режима, который «пытается использовать эту войну [израильско-палестинский конфликт], чтобы побудить администрацию Байдена прекратить переговоры с Ираном на основании утверждений о том, что Иран поставляет ракеты ХАМАСу». 

Некоторые газеты осветили еще один эпизод дипломатических контактов Ирана с Западом по проблематике СВПД. 19 мая стала известно, что постпред Исламской Республики при ООН Меджид Тахт-Раванчи провел онлайн-встречу с сенатором Конгресса США, представителем демократической партии и главой подкомитета Сената по Ближнему Востоку, Южной, Центральной Азии и борьбе с терроризмом Крисом Мерфи. Стороныобсудили динамику переговоров в Вене, ситуацию в Йемене, Палестине, проблему освобождения американских заключенных в Иране. Иранский дипломат подчеркнул необходимость реальной отмены всех санкций США против Ирана, которые вводились под разными предлогами, назвав снятие санкций «ключевым вопросом». 

Меджлис и тикающие часы МАГАТЭ

Четвертый раунд венских встреч завершился за два дня до истечения срока действия временного технического соглашения Ирана и МАГАТЭ о продолжении мониторинга ядерных объектов Исламской Республики. В конце 2020 года Меджлис (иранский парламент) принял закон о «Стратегической мере по отмене санкций», предполагающий активизацию ядерной деятельности с целью добиться отмены санкций против страны. С момента вступления в силу этого закона западным странам, взявшим на себя обязательства по СВПД, был дан двухмесячный срок для возвращения к своим обязательствам до 23 февраля. В противном случае Иран приостанавливал добровольное соблюдение Дополнительного протокола к гарантиям МАГАТЭ. Иными словами, с этого момента вступал в действие пункт нового иранского закона, ограничивающий доступ инспекторов МАГАТЭ к иранским ядерным объектам. Однако 22 февраля МАГАТЭ и Ирану удалось договориться о трехмесячном продлении инспекций. В этот период камеры наблюдения на ядерных объектах Ирана оставались активными, однако инспекторы МАГАТЭ могли получить к ним доступ только в случае снятия западных санкций до момента истечения временного соглашения - 22 мая. При отсутствии прогресса на переговорах до этого срока Иран получал право удалить записи камер, не передавая их в МАГАТЭ. 

По состоянию на 22 мая действие временных договоренностей истекло, санкции сняты не были, и политические силы Ирана стали указывать на необходимость уничтожить содержимое камер. 23 мая председатель Меджлиса Мохаммад-Багер Галибаф заявил, что МАГАТЭ больше не имеет доступа к записям Организации атомной энергии Ирана, глава которой должен в ближайшее время сообщить о ликвидации видеоматериалов. Он отметил, что «закон о «Стратегической мере по отмене санкций» требует неуклонного исполнения, и Меджлис не смирится, пока это не будет сделано». Абуль-Фазль Амуи, официальный представитель комиссии по национальной безопасности и внешней политике Меджлиса, подчеркнул, что Иран не должен давать еще одну возможность Западу [продлевать действие временного соглашения], который не смог выполнить свои обязательства. Аббас Гулру, глава комитета по внешней политике, предостерег, что промедление главы Организации атомной энергии Ирана при уничтожении видеозаписей будет воспринято на Западе как слабость правительства при принятии важных решений». Однако Гулру допустил, что записи могут остаться у властей Ирана, однако ни в коем случае не должны попасть в руки МАГАТЭ. Данное допущение вызывает сомнения в сохранности материалов в свете нескольких утечек секретных данных и записей, нередко случающихся в Иране. Глава комиссии Меджлиса по реализации статьи 90 Конституции ИРИ (о жалобах на работу Меджлиса) Насрулла Пежманфар подчеркнул, что наблюдение МАГАТЭ с этого дня будет ограничиваться Соглашением о всеобъемлющих гарантиях. Обратившись к членам переговорной делегации в Вене, он сказал: «Все, что вы обсуждаете в Гранд Отеле, будет принято к исполнению только в случае одобрения Меджлиса, в противном случае венские договоренности будут нелегитимны и исполнятся не будут». 

20 мая МАГАТЭ опубликовало заявление о том, что Агентство ведет переговоры с Ираном о продлении соглашения, а также сообщило, что Рафаэль Гросси ежедневно информирует Совет управляющих о развитии ситуации вокруг иранской ядерной программы. Ранее, 19 мая, Аракчи отметил, что решение о продлении временных договоренностей с МАГАТЭ будет принимать правительство. Однако 23 мая агентство BBC Persianсообщило, что в ближайшее время генеральный директор МАГАТЭ Рафаэль Гросси выступит на пресс-конференции, где будут оглашены детали о возможности продления временного соглашения о мониторинге. Однако 23 мая пресс-конференция не состоялась, МАГАТЭ объявило о переносе брифинга на утро 24 мая из-за сложностей на переговорах с Ираном. Некоторые иранские источники, близкие к Высшему совету национальной безопасности, вечером 23 мая сообщили о принятом решении о продлении действия временного технического соглашения на один месяц. 

24 мая Рафаэль Гросси провел пресс-конференцию, в ходе которой сообщил о достигнутых договоренностях с иранской стороной. Генеральный директор МАГАТЭ и глава Организации атомной энергии Ирана Али Акбар Салехи условились о продлении действия временного «технического понимания» на один месяц, до 24 июня. Главный ядерщик Исламской Республики Салехи прокомментировал соглашение с МАГАТЭ в интервью иранским СМИ. Он сообщил, что на фоне текущих переговоров в Вене Иран принял решение продлить действие февральских договоренностей, о чем он уведомил Р. Гросси утром 24 мая в ходе телефонного разговора. Салехи добавил: «На этот раз мы не выступили с совместным заявлением, а лишь объявили о решении правительства. Надеемся, что данное решение позволит достичь необходимого результата на переговорах». Он также сообщил, что в ходе телефонного разговора проинформировал генерального директора МАГАТЭ о том, что Иран продолжит обогащать уран до 60%, 20% и 5%. Постоянный представитель ИРИ при МАГАТЭ Казем Гариб Абади отметил, что в рамках новых договоренностей условия доступа МАГАТЭ к записям видеокамер останутся прежними: агентство получит информацию за все четыре месяца только после снятия санкций. Российский представитель в Вене Михаил Ульянов назвал решение Ирана «похвальным» и подчеркнул, что это позволяет «сохранить позитивную атмосферу на венских переговорах по СВПД».

Венская партия и ближневосточная шахматная доска

События последних недель еще раз доказали, что ситуация с СВПД и положение дел на Ближнем Востоке – это два сообщающихся сосуда. Во-первых, вновь разыгралась традиционная конфликтная диада Иран – Израиль на фоне обострения израильско-палестинского конфликта, в котором Иран неуклонно выступает на стороне «оккупированной Палестины». Помимо отмененного визита Зарифа в Австрию в этой связи примечателен призыв 44 республиканцев в адрес Байдена с требованием прекратить вести переговоры и рассматривать решение о снятии санкций с Ирана. По их мнению, США не должны идти на поводу «режима, который много лет финансово и материально (через поставки оружия) поддерживает ХАМАС». Хотя шансы, что президент-демократ будет действовать в соответствии с требованиями республиканцев, крайне малы, подобные призывы еще раз подтверждают, что Джо Байдену приходится лавировать между традиционными приоритетами ближневосточной политики США и острой необходимостью ограничить ядерную программу Ирана.

В то же время, специальный посланник США по Йемену Тимоти Лендеркинг заявил, что взаимный возврат к договоренностям СВПД входит в интересы и США, и Ирана, а также внесет вклад в региональную стабильность. По словам дипломата, «формат многосторонних переговоров между представителями США, России, Китая и Европы является необходимым дипломатическим инструментом для установления безопасности на Ближнем Востоке».

Тем временем, другой ключевой игрок региона, Саудовская Аравия, продолжает вести переговоры с Ираном, а посредником в этом сложной диалоге выступает Ирак. Абдул Рахман Бин Мусаид аль Сауд, один из представителей королевской семьи, на вопрос о причинах изменения жесткой позиции наследного принца королевства Мохаммеда Бен Салмана по отношению к Ирану ответил: «Возможность возвращения США в СВПД является причиной, по которой наследный принц Саудовской Аравии смягчил антииранскую риторику. Саудовская Аравия стремится стать частью договоренностей по иранской ядерной программе, чтобы не повторить сценарий 2015 года, когда международное сообщество подписало соглашение с Ираном без участия важных стран региона». 

Руку на пульсе венских переговоров держат и в Омане. Министр нефти и газа Омана Мохаммед Бен Хамад Аль-Рамхи заявил, что завершение проекта строительства газопровода из Ирана в Оман по морскому дну зависит от исхода дипломатической борьбы по спасению СВПД. Он добавил: «Сейчас мы смотрим на перспективы газопровода оптимистично, во многом благодаря развитию событий в Вене». Проект был запущен еще в 2013 году, однако недовольство ОАЭ, приход Трампа в Белый дом и выход США из СВПД приостановило его реализацию.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading