Ни вширь, ни вглубь, или проблема переработки ОЯТ во Франции

14.06.2021

3 июня посольство Франции в Южной Корее организовало пресс-конференцию, чтобы представить промышленную стратегию Франции для совместного решения «долгосрочного, устойчивого и ответственного» обращения с ОЯТ. Согласно стратегии, находящиеся в Южной Корее ОЯТ будут вывезены во Францию для переработки и последующего захоронения ядерных отходов. О том, насколько просто будет реализовать данный план и какие сегодня существуют для этого возможности у Франции, пойдет речь в данной статье.

Данное предложение было выдвинуто в рамках проекта сотрудничества Южной Кореи и Франции по демонтажу южнокорейских ядерных реакторов, заключенного в 2020 г. Ранее в 2017 и 2019 г. Южная Корея закрыла одни из своих самых старых реакторов: Kori-1, построенный совместно с американцами, и Wilson-1, созданный вместе с канадцами. Согласно дорожной карте энергетического перехода до 2028 г. Южная Корея закроет еще 12 реакторов. А значит, стране предстоит их утилизация ОЯТ. Перерабатывать ОЯТ в промышленных целях Корея сама не может: таковы условия соглашения по гражданскому использованию ядерной энергии между Южной Кореей и США. В США же переработка ядерного топлива законодательно запрещена, а захоронения обходятся дорого. Поэтому отработанное топливо отправят на другой конец Евразии.

Это на первый взгляд ничем не примечательное событие обращает внимание сразу на две проблемы утилизации ядерных отходов во Франции, которые вызывают многолетние споры между обществом и государством.

Первая ‒ это проблема хранилищ ОЯТ. Во Франции сегодня есть хранилище в городе Ля-Аг в Нормандии, где также установлены заводы, перерабатывающие отработанное ядерное топливо. Здесь перерабатывается и хранится топливо из Японии, Германии, Бельгии, Швейцарии, Италии, Испании, Нидерландов, а также из самой Франции. Именно сюда обещают отправить контейнеры с южнокорейским топливом после закрытия атомных реакторов. Однако, места для них может не хватить. Согласно прогнозам, к 2030 хранилища заполнится до конца, в связи с чем «Орано» (французская компания по производству ядерных реакторов) уже несколько лет добивается разрешения на расширение бассейнов в Ля-Аге. Как объяснил бывший председатель Совета директоров компании Филипп Варан, планируется уплотнить бассейн путем уменьшения пространства «между различными корзинами, которые включают охлаждаемое топливо», и уменьшения размера корзин, в которые погружается ОЯТ. Однако, для того чтобы осуществить расширение бассейнов, мэрии необходимо получить согласие населения, которое относится к идее с большим недоверием, считая, что уменьшение расстояния между корзинами повысит радиоактивность хранилища.

В результате, проблема хранилищ во Франции остается по-прежнему не решенной. В январе 2021 г. Бернард Дорощук, президент Агенства ядерной безопасности заявил: «Прошло десять лет с тех пор, как существует консенсус в отношении того, что Франция будет испытывать нехватку мощностей по хранению отработанного ядерного топлива к 2030 г. Однако десять лет спустя у нас все еще нет решения».

Другой острый спор, тесно связанный с французским проектом в Южной Корее, касается проблемы создания глубоких захоронений, предназначенных для высоко- и средне-активных ядерных отходов.

Уже не одно десятилетие Франция стремится реализовать проект под названием «Cigeo», предназначенный для хранения ядерных отходов высокой активности и средней активности на глубине 500 метров, на площади 15 квадратных километров в глиняных геологических слоях, способных хорошо защищать от выхода радиоактивного излучения на поверхность. Хранилище планируется построить недалеко от деревни Бюр (департамент Мерт-э-Мозель, Восточная Франция), сейчас там построена подземная лаборатория. Однако сопротивление населения с каждым годом только растет. После аварии на Waste Isolation Pilot Plant в США, куда с 1999 г. складываются низкоактивные ядерные отходы длительного хранения и где в 2014 г. произошла «утечка» урана и плутония из-за взрыва контейнера, даже местные власти засомневались в поддержке Cigeo. Тем более, что за несколько лет до этого депутаты Мааса и Верхней Марны (департаментов, на территории которых также будет простираться хранилище) посетили Waste Isolation Pilot Plant, которое было им представлено как одно из наиболее успешных действующих мест захоронения ядерных отходов.

Любопытно, что не очень густонаселенный и по большей части сельский регион Мааса и Верхней Марны в каком-то смысле «предрасположен» к захоронениям: в 2015 г. местные власти временно конфисковали несколько гектаров земли у местных фермеров, чтобы провести «обеззараживание» этих земель. Как оказалось, после Первой мировой войны здесь существовал завод по уничтожению химического оружия, однако, проблему загрязнения стали решать только век спустя.

Конечно, несложно понять чувства местных жителей, которые во всех инициативах местных и центральных властей чувствуют пренебрежение. У них даже появился свой черный юмор: «Если моя деревня станет мусоркой, то меня будут считать за отход?»

На позапрошлой неделе суд Бюра начал рассмотрение дела против жителей, незаконно вышедших на забастовку против строительства хранилища, что спровоцировало новые протесты.  В то же время, планы «Орано» остаются амбициозными: открытие нового хранилища должно состояться в 2034 г.

Остается надеяться, что нет красного без черного, и прибытие прогресса в деревушку Бюр произведет тот же эффект процветания, что и появление фабрики гвоздей в городе Верьер у Стендаля. Однако, пока что вопрос о том, доедет ли южнокорейское топливо до французской глубинки остается открытым.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading