Заложники логики Бисмарка

27.11.2012

 

Посещая 19 – 20 ноября штаб-квартиру НАТО и штаб верховного главнокомандующего объединенными вооруженными силами НАТО в Европе, я обратил внимание на тот факт, что отношения альянса с Россией адекватно существуют и местами даже развиваются в сугубо прикладных областях. Это поиск и спасание на море, борьба с пиратством, тыловое обеспечение и другие, то есть те сферы, где политика сведена к минимуму, а значит – отсутствуют мировоззренческие противоречия.

А вот в сферах стратегических, там, где требуется доверие и хотя бы частичное совпадение в целях и ценностях, с обеих сторон наблюдается вполне ощутимый тупик – это и проблема противоракетной обороны, и вопросы кибербезопасности, и перспективы расширенного использования беспилотных летательных аппаратов и космических систем. Разумеется, меня больше всего интересовала ситуация с противоракетной обороной и космосом.

Казалось бы, о чем еще здесь можно говорить, когда за последние годы тема навязла в зубах, а ощутимого прогресса не видно? Действительно, ПРО пока не стала тем, что представители НАТО называют game changer и хотят видеть в отношениях с Россией. В свою очередь, космическая деятельность на такую роль и вовсе никогда не претендовала. Но говорить надо не о том, как разом решить все вопросы, а как сближать политическое мировоззрение – для этого России и НАТО надо создавать диалоговые окна на подобных стратегических направлениях.

Например, сегодня наша страна начинает разработку комплекса ПВО-ПРО С-500. Учитывая объективное состояние нашего научно-технического потенциала, без зарубежной кооперации перспективы этого проекта вовсе не очевидны. Здесь важно, что в западноевропейских государствах-членах Североатлантического блока возможность такого сотрудничества признается.

Еще одним диалоговым окном в отношениях с альянсом может стать создание системы постоянного обмена спутниковыми данными, способными укрепить общую безопасность. К тому же разовый опыт такого сотрудничества уже имеется – во время инцидента с сухогрузом Arctic Sea в 2010 г.

Аналогичным образом между Россией и странами НАТО можно налаживать постоянный обмен сигналами систем спутниковой навигации ГЛОНАСС, создаваемой европейской Galileo и американской GPS с меньшим числом ограничений, по сравнению с коммерческими потребителями.

В качестве четвертого диалогового окна здесь можно указать выработку договоренностей по правилам использования беспилотных летательных аппаратов, особенно если принять во внимание глобальное развитие гиперзвуковых технологий, в том числе в рамках совместного проекта LEA между Россией и западноевропейскими партнерами.

Все это укладывается и в существующую в кабинетах штаб-квартиры концепцию НАТО как интегратора отношений в области глобальной безопасности, и в русло долгосрочных внешнеполитических интересов России.

Подчеркну, что альянс заинтересован в конструктивности со стороны России, особенно в вопросах ПРО, однако ждать ее никто не собирается. Подход Брюсселя прост: если Москва видит в отношениях с НАТО критические проблемы, то это критические проблемы именно Москвы.

В заключение, в России господствует логика, выраженная цитатой Отто фон Бисмарка: «В военных делах важны не намерения, а потенциал». И нам надо менять ее на логику Карла фон Клаузевица: «Война есть продолжение политики, только иными средствами», – в противном случае, мы обречены на девальвацию собственной внешнеполитической линии. Идея проста: ни у России, ни у НАТО сегодня нет ни одного действительно стоящего политического резона для обострения отношений друг с другом и уж тем более применения силы.

 

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading