Азбука Мурси

07.12.2012

Говорить о том, что Египет движется к гражданской войне, как это уже успел сделать ряд средств массовой информации, по крайней мере, преждевременно.

Во всех случаях гражданских войн, развернувшихся на Ближнем Востоке за прошедшие годы, участвовало два стороны: государственные структуры (читаем авторитарный режим) и противостоящее им народное движение. И власть, и восставшие при этом опирались на уже существующий внутри общества раскол по национальному, религиозному или племенному принципу. В Ливии разделительная линия прошла по границе между Триполитанией и Киренаикой, в Сирии – между суннитами и алавитами. Там, где подобного раскола не было (Тунис) или он не становилось важным фактором в борьбе (Йемен), когда режим не мог опереться на явно выделенную группу внутри страны, конфликты заканчивались достаточно быстро и относительно малой кровью.      

По большому счету то же самое произошло в феврале 2011 г. в Египте, когда против Мубарака выступила не какая-то часть общества, а фактически весь египетский народ. И высшее руководство армии быстро поняло, что опереться в отстаивании президента будет не на кого.

Ситуация на сегодняшний день также далека от апокалиптической. У власти в Каире действительно находятся представители Братьев-мусульман, которые действительно пытаются у нее закрепиться. Но это естественный этап политической борьбы, формирование той самой системы сдержек и противовесов, на которой и держится фундамент любого демократического государства. В отсутствие конституции и парламента, при дискредитации части институтов и отстранении армии от активного участия в политической жизни, избранный президент пытается заполнить образовавшийся вакуум, и нет ничего удивительного, что он пытается заполнить его собой и своими союзниками. В этой политической борьбе Мухаммед Мурси не может рассчитывать ни на государственный аппарат -  ослабленный и не полностью подконтрольный президенту, ни на судебную систему, ни на армию, при этом свобода слова и свобода СМИ стали, пожалуй, одним из самых явных достижений арабской весны. Поэтому президент опирается на Партию свободы и справедливости и часть электората, принесшего ему победу с 52% голосов.          

При этом нужно понимать, что разделение населения Египта на исламистов и сторонников светского государства достаточно условно. Так статья вторая конституции Египта, принятой в 1971 г. при Анваре Садате (убитом спустя десять лет исламскими экстремистами) и остававшейся в силе до 2011 г., провозглашала ислам государственной религией, а шариат – основой законодательства. Никаких вопросов это не вызывало, собственно так же выглядят конституции большинства арабских стран. А сегодняшние оппоненты Мурси в массе своей также причисляют себя к умме и выступают не против ислама, а против узурпации президентом и представителями Братьев власти и отхода от демократических принципов (к которым, надо признать, относится и право на свободу вероисповедания).

Более того, речь о введении теократии наподобие иранской в Египте тоже не идет.  С одной стороны, Мухаммед Мурси получил свою докторскую степень в университете Южной Калифорнии, причем посвящена она была вовсе не теологии, а свойствам оксида алюминия. С другой, уйдя во власть (а для заполнения государственных должностей потребовалось рекрутировать значительное количество высшего состава ассоциации), Братья-мусульмане фактически оставили мечети салафитам, и усиливать последних никакого резона нет. Да и в целом, за прошедшие полтора года, представители Братьев показали себя вполне прагматичными политиками, трезво оценивающими собственные силы.

Таким образом, ни исламисты, ни рассерженные горожане, не являются подходящей базой для развертывания полномасштабной гражданской войны.

6 декабря 2012 г. египетская армия заняла площадь перед президентским дворцом, вытеснив с нее как сторонников, так и противников действующего президента, показав, что в стране есть мощная третья сила, готовая стать брокером в сложившейся ситуации. При этом Мухаммеду Мурси не обязательно бороться до последнего, чтобы удержать власть. Чтобы добиться компромисса ему достаточно будет отказаться от ряда присвоенных себе полномочий и согласится на пересмотр положений новой конституции. Не столь высокая цена за то, чтобы остаться в истории первым демократическим президентом Египта, полностью проведшим свой срок у власти.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading