ДНЯО не должен стать заложником региональной политики на Ближнем Востоке

25.02.2013

21 февраля по интернету разошлась новость о том, что страны Лиги арабских государств могут объявить бойкот мероприятиям обзорного процесса ДНЯО, в частности, намеченной на конец апреля – начало мая второй сессии Подготовительного комитета к Конференции по рассмотрению ДНЯО 2015 (КР ДНЯО 2015), в знак их несогласия с тем, что конференция по созданию ЗСОМУ на Ближнем Востоке не только не была проведена в установленные Заключительным документом КР ДНЯО 2010 сроки – до конца 2012 г., но и с тем, что до сих пор не назначена другая дата.

Собственно говоря, не совсем ясно, что автор статьи подразумевает под «бойкотом». Официального перевода  документа, на который ссылается автор, на английский язык нет, и поэтому возникают вопросы интерпретации. Кажется, что все-таки формулировки там более осторожные – говорится о том, что арабские страны должны рассмотреть, какие шаги они могут предпринять в отношении форумов, связанных с разоружением. Речь об этом пойдет на министерской встрече ЛАГ в марте 2013 г. Но то, что арабские страны, особенно Египет, недовольны и собираются это показать, понятно. Неоднократно в 2012 г. египетские, да и другие арабские эксперты повторяли, что участие их стран в режиме нераспространения и процессе разоружения обусловлено степенью прогресса на пути к ЗСОМУ.

Первая мысль, которая приходит в голову – да, действительно, такая встряска необходима. И, пожалуй, сейчас самое лучшее время для нее. Наличие ОМУ в регионе является угрозой для всех, в том, числе, и даже в большей степени для Израиля. Выдвигать «решение фундаментальных вопросов безопасности» в качестве условия начала процесса по избавлению от ОМУ – означает стоять на месте. Риски распространения ОМУ в регионе велики, а те, кто больше всех говорят про ядерный ноль, здесь как раз начинают ставить дополнительные условия. Директор департамента по разоружению и многосторонним отношениям ЛАГ Ваэль Аль Ассад справедливо отметил на пировском семинаре в Москве: «Каждый раз, когда мы пытаемся продвинуть идею зоны на международном уровне, нам возражают, что это хорошая идея, но сейчас не самое подходящее время для ее осуществления. Мы живем в сложном регионе, подходящее время здесь не наступит никогда». Действительно, то время, которое «не подходило» для реальных шагов в направлении ЗСОМУ, было прекрасно использовано для наращивания арсеналов ОМУ в странах региона.  Проведение же конференции, по мнению представителя ЛАГ, и с ним нельзя не согласиться,  само по себе стало бы мерой, укрепляющей доверие на Ближнем Востоке.

Более того, позиции России и арабских стран в отношении Конференции по ЗСОМУ если не совпадают, то близки: она должна быть проведена и в самые ближайшие сроки. И здесь Россия могла бы сыграть себе на пользу, тем более учитывая, что наши отношения с арабским миром немного расстроились и дополнительный повод для более интенсивного диалога не помешает. 

С одной стороны, любого рода бойкот – это огнеопасно для обзорного процесса и режима нераспространения – здесь лучше не искрить – может далеко зайти (например, за арабскими странами что-нибудь такое может объявить Иран). Но, с другой стороны, до КР 2015 уже два года – надо стимулировать процесс создания ЗСОМУ, и, в то же время, всего лишь два года – время для работы остается, а Препком – как раз то место, где надо предъявлять претензии, и если это делать – то лучше сейчас.

Но есть черта, которую никому переходить нельзя. Режим нераспространения и функционирование обзорного процесса ДНЯО не должны стать заложниками региональной политики на Ближнем Востоке. А именно таким заложником уже стала Конференция по ЗСОМУ.

Неприемлем подход, при котором страны-члены ДНЯО стремятся решить свои политические региональные проблемы, оказывая давление на обзорный процесс ДНЯО, механизм всеобщей безопасности. Принимая такого рода заявления, формальные или неформальные, страны ЛАГ перекладывают ответственность за проблемы ОМУ на те страны, которые лишь должны помогать в их решении.

Часто ДНЯО трактуют как сделку между ЯОГ и НЯОГ – одни разоружаются, другие гарантируют нераспространение, а на Обзорной конференции они выставляют друг другу счеты. Но такая интерпретация, а именно в ее логике звучит заявление стран ЛАГ, не соответствуют новым реалиям, когда возросли возможности доступа к технологиям и материалам, применимым для создания ОМУ. Кроме того, у связки разоружение-нераспространение здесь свой контекст – распространение материалов или технологий производства ОМУ является такой же угрозой для безопасности всех стран региона, как и наличие у одной из них ядерного оружия.

Полное уничтожение ОМУ станет конечным результатом целой серии шагов и не только в сфере региональной безопасности, но и в области снижения рисов распространения опасных материалов и технологий. Конференция в Хельсинки должна была наметить первые шаги или спроектировать механизм того, как эти шаги могут вырабатываться.

Отмена или перенос Конференции не могут служит поводом для того, чтобы ставить под вопрос работу всей системы нераспространения. Если механизм один раз не сработал, это не значит, что надо отказываться от цели, надо смотреть, как этот механизм наладить.

Представляется, что необходимым условием для проведения конференции должна стать ее деполитизация – то есть перевод дискуссии в конкретное, техническое русло, обсуждение шагов, направленных на снижение рисков распространения ОМУ и разработки первых мер по контролю над вооружениями.

Такой предметный деполитизированный разговор возможен, если государства Ближнего Востока будут в полной мере понимать ответственность за нераспространение в регионе, то есть осознавать с какими реальными опасностями они столкнутся и что в их же собственных интересах снимать эти опасности вне зависимости от политического контекста.

Соавторам резолюции 1995 г. важно работать на повышение собственной ответственности государств Ближнего и Среднего Востока за будущее нераспространения в регионе. На Ближнем Востоке к власти приходят новые политики, для которых проблемы ОМУ пока не стали приоритетными.

В настоящее время США и Россия думают о том, где и как лучше использовать опыт программы Нанна-Лугара. В рамках восьмерки будет рассматриваться аналогичный вопрос по Глобальному партнерству. В качестве места применения часто называется Ближний Восток и Средний Восток.

Одним из средств повышения ответственности политических элит в регионе могло бы стать развитие здесь многосторонних программ по снижению угроз ОМУ с равноправным участием конкретных стран и их специалистов. Это не должен быть очередной «подарок» или навязанный механизм, нужный восьмерке или отдельно США и России. Это должны быть собственные программы региональных государств, желательно с их собственным финансированием, но при участии опытных партеров, которые прошли свой путь и могут поделиться своими наработками.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading