Стратегическая цифровая тревога

21.03.2013

12 марта 2013 г. был опубликован очередной сводный доклад о глобальных угрозах национальной безопасности США, подготовленный при участии всех 16 разведывательных и контрразведывательных структур США - Statement for the Record Worldwide Threat Assessment of the US Intelligence Community. Доклад, опубликованный за подписью директора Управления национальной разведки США Джеймса Клеппера, публикуется ежегодно и дает концентрированный и системный обзор ключевых, с точки зрения разведсообщества, угроз национальной безопасности США, исходящих от различных государств и негосударственных акторов по всему миру. Документ традиционно представляет значительный интерес для экспертов в области международной безопасности, в России незасекреченные аналоги подобного глобального обзора угроз отсутствуют.

Что касается нынешнего доклада, его яркой и беспрецедентной особенностью является безусловно центральное место киберугроз – и в первую очередь обусловленных политикой государственных акторов, включая Россию и Китай.

В частности, в разделах доклада, посвященных угрозам из киберпространства, необходимо выделить следующие примечательные моменты:

1)      Впервые киберугрозы четко и безоговорочно поставлены на первое место и особо выделены из спектра прочих угроз национальной безопасности США. Более того, авторы доклада даже в других разделах местами говорят  почти исключительно о киберугрозах (см. раздел Counterintelligence), либо постоянно делают отсылки к соответствующей главе. Более убедительной иллюстрации роста важности стратегических аспектов кибербезопасности в разведсообществе нарочно не придумаешь.

2)      Добавлен четкий акцент на угрозу, исходящую от стремления РФ и КНР продвигать вопросы «влияния в киберпространстве» - то есть контроля контента, обозначенные в российской концепции Конвенции об обеспечении международной информационной безопасности (МИБ) и инициативе Правил поведения в области обеспечения МИБ, выдвинутой РФ, КНР, Узбекистаном и Таджикистаном в сентябре 2011 г.

Впервые добавлен отдельный раздел (Контроль над информацией и управление интернетом) про угрозу усиления глобального контроля над интернетом со стороны национальных государств и попытку перекраивания глобальной модели управления Сетью, предпринятую Россией, КНР и Ираном на Всемирной конференции по международной электросвязи (ВКМЭ), проведенной Международным союзом электросвязи в Дубае в декабре 2012 г. Раздел написан в подчеркнуто алармистских тонах, а проблеме придан статус «ключевой» (для национальной безопасности США). Необходимо иметь в виду, что в принципе такое мероприятие как ВКМЭ имеет очень опосредованное отношение к  сфере компетенций американской разведки и контрразведки, так что такое внимание вдвойне показательно – и никогда не имело места прежде.

3)      И в отношении вопросов контроля контента, и  в отношении угрозы «национализации» управления интернетом авторы доклада выделяют  тройку ключевых источников таких угроз, которая включает Россию, Китай и Иран. Такая классификация может свидетельствовать в пользу того, что разведсообщество США окончательно утвердилось в восприятии политики России в отношении киберпространства как авторитарной и направленной на всеобъемлющий контроль Сети подобно Ирану и Китаю.

4)      Для сравнения, даже в прошлом аналогичном докладе от 31 января 2012 г. киберугрозы фигурировали лишь на третьей позиции, после терроризма и распространения ОМУ. Более того, угроза в киберпространстве от России и Китая упоминалась в одном абзаце, государственные и негосударственные акторы рассматривались как приблизительно равнозначные источники киберугроз. Наконец, сюжеты, связанные с инициативами контроля контента в интернете Россией и ее союзниками, а также попытками переформатирования архитектуры глобального управления интернетом, не упоминались вовсе – хотя упомянутые концепция Конвенции и Правила поведения в области обеспечения МИБ уже были представлены международному сообществу и Генеральному секретарю ООН.

5)      В то же время, традиционно значимые угрозы киберпреступности оказались задвинуты в самый конец главы, а кибершпионаж и экономический ущерб, наносимый национальной экономике США враждебными действиями в киберпространстве, также рассматриваются не через призму киберкриминала, а как последствия стратегического кибершпионажа – т.е государственного. Употребляемое в отношении источников киберугроз экономике и акторов кибершпионажа выражение  «наши противники» (our adversaries) четко дает понять, что и экономическую плоскость киберугроз разведка США теперь усматривает прежде всего не в криминале и хактивистах, а в действиях других государств.  

6)      В перечне киберугроз отсутствуют Wikileaks, Anonymous и прочие громкие проекты интернет-активистов и хактивистов последних лет, что опять же говорит о периферийной роли негосударственных акторов как источников киберугроз США с точки зрения национальной разведки.

7)      Простое стилистическое сравнение главы о киберугрозах и главы, посвященной России оставляет впечатление, что остальные угрозы, исходящие от России, авторов доклада волнуют на порядок меньше, включая даже вопросы ПРО, попытки восстановления контроля над пространством СНГ и наращивание Россией своего военного потенциала как в части ядерных сил, так и обычных вооружений.

В целом крен на освещение киберугроз настолько выражен по сравнению со всеми предыдущими аналогичными докладами, что создает впечатление, будто доклад выпущен вскоре после некоей катастрофы, почти сопоставимой по последствиям с событиями 11 сентября 2001 г. – в материально-техническом или же политическом плане. Однако высокое и даже болезненное внимание к угрозам, исходящим от государств и связанных не столько с техническими, сколько с геополитическими аспектами использования информационных технологий (и конкретно интернета), хорошо отражает тот доктринальный дрейф, который в целом характеризует американскую государственную мысль в отношении киберугроз за последние годы.

Суть его в том, что американские спецслужбы, дипломаты и  властные структуры все более четко осознают новое измерение угроз американским интересам в киберпространстве. Консолидация политической воли и ресурсов государств с альтернативными Вашингтону интересами и подходами угрожает уже не просто ущербом отдельным критическим объектам инфраструктуры и засекреченным сетям. На кону в не столь отдаленной перспективе может стоять статус США как доминирующей военной кибердержавы, дивиденды частного сектора от реализации либеральной модели регулирования интернет-экономики, а также глобальное культурное и геополитическое влияние Вашингтона, все больше генерируемое и транслируемое через киберпространство. Эти вопросы находятся в плоскости американских жизненных интересов, и потому разведсообщество ставит их так высоко в перечне угроз национальной безопасности.

Для Москвы же выводы доклада звучат не слишком приятно, однако игнорировать их не следует. Изложенное в докладе мрачное видение ситуации с акцентом на Россию имеет все шансы лечь на благодатную почву в Белом доме, который с каждым годом уделяет все больше внимания киберугрозам, попутно наращивая собственный киберпотенциал.

 

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading