Лиссабонский протокол

Ахтамзян Ильдар Абдулханович
Доцент

Lisbon Protocol

Протокол к Договору между Союзом Советских Социалистических Респуб лик и Соединенными Штатами Америки о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (Protocol to the Treaty between the United States of America and the Union of Soviet Socialist Republics on the Reduction and Limitation of Strategic Offensive Arms). Подписан 23 мая 1992 г. в Лиссабоне (Португалия) государственным секретарем США, министрами иностранных дел России, Белоруссии, Казахстана и Украины с целью урегулировать ситуацию, возникшую после распада СССР. Государства подтвердили свою поддержку Договору о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (Договор СНВ-1, подписан в 1991 г.).

Согласно Ст. 1 Л. п., Белоруссия, Казахстан, Россия и Украина «как государства – правопреемники бывшего СССР в связи с Договором принимают на себя обязательства бывшего СССР по Договору». Принципиально важное обязательство зафиксировано в Ст. 5, где указано, что Белоруссия, Казахстан и Украина «присоединяются в возможно кратчайшие сроки» к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО, открыт для подписания в 1968 г.) «в качестве государств-участников, не обладающих ядерным оружием, и незамедлительно принимают все необходимые действия с этой целью в соответствии с их конституционной практикой». Т. о., статус государства, обладающего ядерным оружием (ЯОГ), был сохранен только за Россией, президент которой еще 29 января 1992 г. выступил с Заявлением «О политике России в области ограничения и сокращения вооружений», из которого следовало, что правопреемницей СССР в части обладания всем ядерным арсеналом становится Россия. Российская сторона при подписании Л. п. сделала письменное заявление, в котором была разъяснена ее позиция по трем моментам:

Россия исходит из того, что обязательства, зафиксированные в посланиях лидеров Белоруссии, Казахстана и Украины президенту США (соответственно 20, 19 и 7 мая 1992 г.), взяты также по отношению ко всем другим сторонам Договора СНВ-1 и что по истечении семи лет действия Договора на территории трех республик не будет ни ядерных боезарядов стратегического назначения, ни стратегических средств их доставки.

Россия рассматривает обязательства трех республик о скорейшем присоединении к ДНЯО в качестве неядерных государств как неотъемлемую и чрезвычайно важную часть договоренности и ожидает присоединения этих государств к ДНЯО не позднее вступления в силу Договора СНВ-1.

Россия подтверждает, что рассматривает три республики в качестве государств, не обладающих ядерным оружием (НЯОГ, см. Государство, не обладающее ядерным оружием) на момент подписания Л. п.

Согласно Ст. 7 Л. п. была предусмотрена его ратификация всеми подписавшими государствами, причем «Договор вступает в силу в день последнего обмена ратификационными грамотами». Договор СНВ-1 вступил в силу 5 декабря 1994 г. после представления ратификационных грамот Украины.

 Ист.: Письменное заявление Российской стороны при подписании Протокола к Договору СНВ // Внешняя политика и безопасность современной России. 1991–2002: Т. IV: Документы / Сост. Т.А. Шаклеина. М.: МГИМО (У) МИД России, Российская ассоциация международных исследований, ИНО-Центр, 2002. С. 157–158;

Протокол к Договору между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (Лиссабонский протокол) // Ядерное нераспространение / Под общ. ред. В.А. Орлова. Т. 2. М.: ПИР-Центр, 2002. С. 113–118.

Лит.: Орлов В.А., Тимербаев Р.М., Хлопков А.В. Проблемы ядерного нераспространения в российско-американских отношениях: история, возможности и перспективы дальнейшего взаимодействия. М.: ПИРЦентр, 2001. С. 27–28;

Ядерное нераспространение / Под общ. ред. В.А. Орлова. Т. 1. М.: ПИР-Центр, 2002. С. 216, 222.

И.А. Ахтамзян