О Базиле Хасане и терроризме с использованием ОМУ

01.02.2022

31 октября 2015 года произошла крупнейшая в истории российской и советской авиации катастрофа: лайнер Airbus A321 авиакомпании "Когалымавиа", выполнявший рейс 9268 Шарм-эш-Шейх - Санкт-Петербург, потерпел крушение над Синайским полуостровом в Египте. Примерно через 22 минуты после старта, во время полета над Синайским полуостровом, на скорости около 750 км/ч и высоте около 10,2 тыс. м, сработала снабженная часовым либо барометрическим таймером бомба, унеся жизни 217 пассажиров и семи членов экипажа. ФСБ квалифицировало случившееся как теракт.

Вину за совершение теракта взяло на себя ИГИЛ[1], в частности региональная группировка «Вилаят-Синай», заявив при этом, что схема теракта не будет раскрыта и будет далее использоваться в террористической деятельности организации. Однако сотрудникам ФСБ удалось быстро установить, что при совершении теракта было использовано самодельное взрывное устройство (СВУ), заложенное в отсеке негабаритного багажа в хвостовой части самолета. Как писал «Коммерсант» на основе интервью с участниками расследования, «негабарит доставили к стоявшему на летном поле лайнеру отдельным рейсом погрузчика, в котором и были задействованы пособники террористов. Этим людям нужно было затаскивать груз через люк bulk-камеры, расположенный в хвостовой части лайнера справа, поэтому первым делом они, очевидно, занесли в самолет именно пакет с небольшой бомбой — взрыв, как было установлено, произошел на полу камеры слева. Затем "адская машина" была заложена детскими колясками и мебелью и надежно скрыта от посторонних глаз.»

С момента трагедии прошло уже 6 лет, а виновных так и не удалось найти. При этом среди экспертов международной группы cледователей так и нет согласия по поводу причины катастрофы. Египетская сторона долго не хотела признавать, что на борту самолета произошел теракт. В 2020 г. Мария Захарова прокомментировала: «Хотя минуло уже пять лет, до сих пор не назвали ни заказчика, ни исполнителя. Египетская сторона не признает себя виновной, не приносит извинений и не выплачивает денежных компенсаций. Более того, на последнем судебном заседании в Каире потерпевшим заявили: они якобы не предоставили доказательств того, что их родственники вообще находились на борту самолета.»

 В 2019 году в российских СМИ стала появляться информация о том, что к трагедии могли быть причастны террористы ИГИЛа Базиль Хассан и Терек Хаят. Изначально эту наводку дали материалы австралиского расследования по делу подготовки теракта в отношении авиарейса Сидней – Дубай. Эти материалы попали затем в руки датских журналистов, а из датских журналов – в российские СМИ. Сообщалось, что в ходе допроса австралийскими спецслужбами террорист Терек Хассан, готовивший теракт авиарейса Сидней-Дубай, заявил: "Был еще самолет, который взорвался над Египтом. За этим стоят те же люди (Хаят и Хассан - А. З.)".

В тех же материалах австралийского расследования Халед Хаят также сообщил, что теракт на австралийском самолете должен был «пройти по тому же сценарию», что и теракт над Синаем. Это выглядит достаточно убедительно, учитывая, что даже время для взрыва бомбы было выбрано то же – 20 минут со взлета. Однако в то же время, эксперты Центра по борьбе с терроризмом США, которые брали интервью у представителя датской разведки, говорят о том, что никаких «доказательств участия Базиля Хассана в теракте» найдено не было.

Базиль Хассан – один из немногих известных и в то же время наиболее опасных террористов ИГИЛ. Он родился в 1987 году, гражданин Дании, настоящее имя Мухаммед Базил Аль-Шейх, имеет диплом инженера. Его обвиняли в покушении на жизнь датского писателя и публициста Ларса Хедегаарда в 2013 году. Известно, что после этого он переехал в Турцию, где был задержан полицией, затем в 2014 г. его обменяли на несколько пленников ИГИЛа.    В западных спецслужбах он получил псевдоним «контролер», т.к. выступал в роли координатора при подготовке терактов в разных точках мира.  В 2016 г. Базиль Хассан был внесен Госдепартаментом США в список «особо опасных международных террористов». Как отмечал профессор Миддлберийского института Джейсон Блазакис, Хассан был добавлен в этот список «из-за его роли в развитии программы беспилотных летательных аппаратов ИГИЛ и его обширной сети контактов в Европе.»

По имеющимся подтвержденным данным, Б. Хассан причастен к подготовке, как минимум, двух терактов: оба в Сиднее. Так, он руководил подготовкой теракта на авиарейсе Этихадских авиалиний Сидней-Абу-Даби, направляя Халеду и Тереку Хаяту инструкции по изготовлению взрывного устройства, которое затем должно было быть помещено в мясорубку и доставлено в пассажирский отсек самолета. Однако теракт был сорван, так же, как и другой план, предполагавший применение химического оружия, изготовленного на основе сероводорода, в Сиднее. Таким образом, имя Хассана связано не только с подготовкой обычных терактов, но и терактов с использованием ОМУ, в частности химического оружия. По некоторым данным Б. Хасан принадлежит к бригаде ИГИЛ «Катибет аль-бараа-бин-малик », которая занимается разработкой дронов и химического оружия. Как отмечает А. Заммит, теракт в Сиднее мог бы стать первой операцией ИГИЛ с применением химического оружия вне Ближнего Востока. Операция была «без минуты» выполнена, однако трагедию удалось предотвратить, благодаря вмешательству австралийских спецслужб, вовремя предупрежденных американской разведкой. Это подводит к очень важной мысли о том, какую роль может сыграть международное сотрудничество в борьбе с международным терроризмом. Возможно, если бы египетские спецслужбы были так же бдительны, теракта на борту российского самолета удалось бы избежать. Отказ Каира от конструктивного сотрудничества на этапе расследования, нежелание признавать наличие в стране террористической угрозы не только осложняет ход расследования, но и создает удобные для террористов «лакуны» безопасности, которые могут быть использованы в будущем.

Кроме того, этот случай наглядно демонстрирует, что обычный терроризм и терроризм с использованием ОМУ – давно не параллельные Вселенные, особенно на Ближнем Востоке. Так, дроновые технологии – один из наиболее наглядных примеров того, как тесно соседствуют обычный терроризм и терроризм с использованием ОМУ, - ведь дрон может нести как обычное оружие, так и химическое, бактериологическое, радиационное или даже ядерное оружие. В этом смысле совсем не случаен тот факт, что разработкой дронов и химоружия внутри ИГИЛ занимается одна бригада. Как объяснил в интервью автору профессор кафедры исследований проблем нераспространения и терроризма Миддлберийского университета Филипп Блик, «дроновые технологии сегодня довольно доступны на рынке и стоят относительно недорого. Ограничение, с которым сталкиваются террористы скорее другого, не финансового характера. Здесь нужно иметь в виду, что, понятие дрон очень растяжимое, но, если мы говорим об обычном квадрокоптере, у него совсем небольшая полезная нагрузка. Поэтому, чтобы нанести какой-то большой ущерб, нужно иметь еще и технологию создания более продвинутого химоружия: VX, зарин или даже Новичок, - которое оказывает массовое воздействие при очень малых количествах.  Но если вы используете, к примеру, хлорин, Вам нужно очень большое количество хлорина, чтобы нанести вред людям.» В то же время, как отмечает эксперт, химическое оружие может использоваться как инструмент запугивания, наведения паники при организации теракта. Что касается использования терроризма с использованием ядерного оружия, эксперты сходятся во мнении, что такая перспектива в ближайшее время очень маловероятна. Главным препятствием является получение расщепляющегося материала, который сегодня достаточно хорошо охраняется. «Сегодня у террористов гораздо больше возможностей причинить вред, используя обычное оружие, чем ОМУ, - утверждает Филипп Блик. И более того, далеко не все террористические группы стремятся получить ОМУ. Наиболее интересовалась этим вопросом в свое время Аль-Каида[2], но им так и не удалось значительно продвинуться в создании ядерного оружия.»  

Тем не менее, как показывает пример Базиля Хассана, террористы вряд ли откажутся от идеи создания ОМУ. Во многом этому «покровительствует» нестабильная ситуация на Ближнем Востоке, недостаточная ответственность властей за контролем над безопасностью (как в случае с египетскими спецслужбами).  Как отметил Владимир Орлов, «высокая конфликтогенность региона, наличие в нем «серых зон», где фактически отсутствуют эффективные государственные институты (Ливия, Сомали), наличие по периметру региона протяженных «серых зон» (в Сахеле, Афганистане) позволяют говорить о значительных рисках появления здесь негосударственных субъектов, пытающихся получить доступ к компонентам ОМУ, прежде всего химического и биологического. Наиболее влиятельные международные террористические организации, действующие в регионе, заинтересованы в новых, не похожих на предыдущие видах терактов, которые бы с наибольшей силой воздействовали на мировое общественное мнение. Угроза ОМУ-терроризма носит трансграничный, надрегиональный характер.»

 


[1] Запрещенная в России террористическая организация

[2] Запрещенная в России террористическая организация

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading