Статус: Открыт

Анализ проекта доклада II Главного комитета X Обзорной конференции ДНЯО

Юрк Алексей Владимирович
Младший научный сотрудник, Программа "Россия и ядерное нераспространение"
17 августа 2022

В воскресенье, 14 августа 2022 г., II Главный комитет X-й Обзорной конференции Договора о нераспространении ядерного оружия (ОК ДНЯО) представил черновой вариант своего итогового доклада. Поэтому имеет смысл уже сейчас проанализировать его текст, сравнив его с так и не принятым текстом итогового доклада II комитета на ОК ДНЯО 2015 г.

Изменения заметны уже в первом пункте (втором для текста 2022 г.). В нём отмечается, что Конференция вновь подтверждает статус Договора как «краеугольного камня глобального режима нераспространенияосновы для достижения ядерного разоружения, но самое главное – как важного элемента в содействии получению выгод от использования ядерной энергии в мирных целях». Включение последней фразы, по всей вероятности, стало отголоском начинающего набирать обороты энергетического кризиса.

Следующее важное изменение касается пункта 8 в документе 2022 г., полностью отсутствующего в варианте семилетней давности. В нём отмечается необходимость «полной имплементации положений Статей I и II Договора всеми государствами-участниками для предотвращения распространения ядерного оружия». Данное изменение может отсылать к политике НАТО nuclearsharingраскритикованной на первом же заседании MCII Движением неприсоединения.

К слову, вышеупомянутое изменение было произведено за счёт объединения в один пункт и перенесения в конец раздела требования дипломатически разрешать опасения по поводу соблюдения положений Договора и признания нарушений Договора подрывающими ядерное разоружение, нераспространение и мирное использования атомной энергии. Это интересно, если принять во внимание и тот факт, что, в сравнении с документом 2015 г., из пункта 10, открывающего раздел, посвящённый работе и гарантиям МАГАТЭ, убрано упоминание о порядке выражения озабоченности в связи с подозрениями в несоблюдении соглашений о гарантиях (в тексте 2022 г. данная формулировка сохранена, но перенесена в 13 пункт и объединена с пунктом 12 из текста 2015 г.).

В предложенном в воскресенье тексте представлена и информация о прогрессе, проделанном по сравнению с 2015 г. Так, отмечается, что за время, прошедшее с последней, IX-й ОК ДНЯО, 6 государств ввели в силу соглашения о всеобъемлющих гарантиях с МАГАТЭ (пункт 18), 14 государств ввели в силу дополнительный протокол (пункт 22), 22 государства внесли поправки в протоколы о малых количествах, а ещё 6 – аннулировали свои аналогичные протоколы (пункт 26). Можно сравнить данные цифры с их аналогами в документе 2015 г., где они составили 6, 23 и 17 соответственно. Здесь же можно отметить не встречавшийся ранее настоятельный призыв к государствам, всё ещё не внесшим изменения в свои протоколы о малых количествах или не аннулировавшим их, сделать это как можно скорее.

Если говорить об положениях, внесённых в черновой вариант итогового доклада, то здесь можно отметить главным образом пункты 29 и 33. Согласно пункту 29, «Конференция подчёркивает, что ядерные судовые энергетические установки требуют применения самых высоких стандартов нераспространения и соответствующих положений соглашений о гарантиях». С высокой долей вероятности можно утверждать, что данный пункт был добавлен в текст документа по настоянию противников получения Австралией – неядерным государством – технологии строительства атомных подводных лодок в рамках альянса AUKUS.

Что касается пункта 33, то в нём нашли отражение «военные действия, ведущиеся вблизи или на Запорожской АЭС». Согласно предлагаемому тексту, Конференция должна выразить серьёзную озабоченность в том числе «воздействием на безопасность и защищённость данного объекта», а также «потерей контроля над АЭС компетентными органами Украины». Как видно, текст носит достаточно сдержанный характер, не обвиняя Россию, как это делают представители многих западных стран, в обстрелах ЗАЭС, в то же время выражая недовольство переходом атомной электростанции под российский контроль.

Из содержательных можно также отметить пункты 42, призывающий «все государства поддержать План МАГАТЭ по физической ядерной безопасности на 2022-2025 гг.», и 62, по аналогии с вариантом 2015 г. подчёркивающий «значимость создания зон, свободных от ядерного оружия, там, где их нет, в особенности на Ближнем Востоке».

Наконец, важное значение имеет пункт 63, содержащий в себе предлагаемые рекомендации по дальнейшим действиям. Из них наибольший интерес представляют подпункты e, f, q и r, которые, соответственно:

e) предлагают разрешать все случае несоблюдения обязательств по гарантиям в соответствии с уставом МАГАТЭ;

f) призывают восстановить контроль компетентных органов Украины над Запорожской АЭС и к осуществлению контрольной деятельности МАГАТЭ на станции в соответствии с соглашением о всеобъемлющих гарантиях Украины;

q) призывают соблюдать законное право всех государств-участников, в частности, развивающихся государств, на полный доступ к ядерным материалам, оборудованию и технологической информации в мирных целях;

r) рекомендуют государствам-участникам содействовать передаче ядерных технологий и материалов и международному сотрудничеству с другими государствами-участниками и устранять в этой связи все неправомерные ограничения, несовместимые с Договором.