Статус: Открыт

Дискуссия о проблемах разоружения и контроля над вооружениями на 10-й ОК ДНЯО

Юрк Алексей Владимирович
Младший научный сотрудник, Программа "Россия и ядерное нераспространение"
11 августа 2022

Начало работы X Обзорной конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ОК ДНЯО), внушало ограниченный оптимизм в разрезе проблем разоружения и контроля над вооружениями. В своём обращении к участникам конференции 1 августа президент США Джо Байден заявил о готовности текущей администрации «оперативно провести переговоры о новых рамках контроля над вооружениями, которые заменят ДСНВ, когда срок его действия истечет в 2026 году». В то же время американский лидер не упустил возможности обвинить Россию в «жестокой и неспровоцированной агрессии на Украине», которая «разрушила мир в Европе», и, в связи с этим заявил, что «Россия должна продемонстрировать, что она готова возобновить работу по контролю над ядерными вооружениями». Кроме всего, в русле общей риторики последних лет Байден также призвал Китай присоединиться к переговорам, которые «снизят риск просчетов и устранят дестабилизирующую военную динамику».

Затем, 4 августа в своём выступлении в рамках I Главного комитета ОК ДНЯО позицию Байдена подтвердил спецпредставитель президента США по ядерному нераспространению Адам Шейнман. Дипломат отметил, что США сначала способствовали скорому продлению ДСНВ на 5 лет, а потом «настояли на возобновлении американо-российского диалога о стратегической стабильности», направленного на «создание основы для будущего контроля над вооружениями».

Коснулись американские представители и проблематики ядерного разоружения. Так, в своей речи от 1 августа госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что «Соединённые Штаты движутся в сторону разоружения», сославшись на показатели пикового 1967 г., отметив, что по сравнению с ними американский ядерный арсенал сократился почти на 90%.

Однако как Россия, так и Китай выступили с критикой американской позиции. 2 августа заместитель руководителя делегации РФ на ОК ДНЯО 2022 г. И.С. Вишневецкий отметил, что все позитивные наработки, полученные в результате диалога по стратстабильности, оказались «девальвированы курсом США на игнорирование красных линий России в области безопасности», а казанный Россией «отпор этому деструктивному курсу Вашингтон использовал как предлог для заморозки стратдиалога». В тот же день официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин заявила, что Китай «готов к тесным контактам со всеми заинтересованными сторонами по вопросам в области стратегической безопасности», однако при условии, что США, обладающие самым большим ядерным арсеналом в мире, «первыми станут соблюдать договоренности по ограничению стратегических вооружений».

В ходе работы I Главного комитета Россия и США также выразили поддержку дальнейшему ядерному разоружению. Американский спецпредставитель Адам Шейнман отметил очевидные достижения Соединённых Штатов на пути разоружения, такие как последовательное сокращение числа ядерных боезарядов или поддержку движений вроде Creating an Environment for Nuclear Disarmament или Стокгольмской инициативы. 5 августа руководитель Национального управления ядерной безопасности при министерстве энергетики США Джилл Хруби, выступая на мероприятии в рамках ОК ДНЯО, также заявила о том, что Соединённые Штаты не расширяют свой ядерный арсенал в ходе модернизации.

Заместитель постоянного представителя РФ при отделении ООН в Женеве А.И. Белоусов же напрямую ответил на обвинения в адрес ядерных держав, в т.ч. и России, в саботировании процесса ядерного разоружения. По его словам, Россия сократила «суммарный потенциал стратегических вооружений» на 85% по сравнению с пиковыми показателями 1980-х гг., а также продолжает выполнять свои обязательства по ДСНВ «без каких-либо изъятий или оговорок». Более того, российский дипломат пошёл дальше, отметив, что Россия не может подтвердить заявления американской стороны о том, что часть их стратегических наступательных вооружений была переоборудована и более не может использоваться для применения ядерных вооружений. В результате «США фактически обладают большим числом средств, предназначенных для использования ядерного оружия, чем предписано Договором», что «позволяет американской стороне в кратчайшие сроки нарастить потенциал стратегических ядерных сил примерно на 1200 ядерных боезарядов».

Кроме того, на ОК ДНЯО был затронут, главным образом, Россией и Китаем, и ряд других вопросов, связанных с контролем над ядерными вооружениями и процессом ядерного разоружения. Так, 5 августа член китайской делегации Ли Сун призвал США отказаться от развёртывания глобальной системы ПРО, а также от размещения ракетных систем средней дальности наземного базирования в Индо-Тихоокеанском регионе и в Европе.

В схожем ключе выступил и российский представитель А.И. Белоусовпризвавший США и их союзников принять на себя обязательства о неразмещении первыми ракет средней и меньшей дальности (РСМД), договор о ликвидации и запрещении которых прекратил существование в 2019 г. Он же 6 августа отметил, что «декларация готовности [США к переговорам с Россией по замене ДСНВ] – это не есть сама готовность», которая должна быть подкреплена «конкретными предложениями, которые мы могли бы расценить как твердое решение США о возобновлении плотного взаимодействия с Россией».

В конце первой недели работы ОК ДНЯО ситуация, кажется, только обострилась. На мемориальных событиях в Японии, посвящённых годовщине атомной бомбардировке Хиросимы, генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш констатировал, что мир «наблюдает новую гонку вооружений», а договоры и соглашения о разоружении, которые были заключены в прошлом веке, находятся под угрозой, и некоторые из них были утрачены. И несмотря на то, что в дальнейшем генсек ООН отметил свою удовлетворённость «движением в правильном направлении», выраженном в успешном ходе текущей ОК ДНЯО и работе государств ДЗЯО над дорожной картой в отношении постепенного осуществления Договора, высказывания такого рода весьма симптоматичны.

Однако наиболее громкое событие произошло в понедельник, 8 августа, когда МИД РФ официально уведомил США о выводе из-под инспекционной деятельности по ДСНВ российских объектов. По словам российского внешнеполитического ведомства, принятые меры носят временный характер и направлены на противодействие «упорным стремлениям Вашингтона явочным порядком добиться перезапуска инспекционной деятельности на условиях, которые не учитывают существующие реалии, создают для США односторонние преимущества и фактически лишают Российскую Федерацию права на осуществление инспекций на американской территории». Такая ситуация сложилась в силу санкционных ограничений, под которые попали и российские инспекторы, не имеющие возможности вылететь в США. Впоследствии ситуацию прокомментировал заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков, отметивший, что попытка провести инспекцию «явочным порядком» в период проведения ОК ДНЯО добавляет американскому шагу провокационности и не является продиктованным «добросовестными целями укрепления жизнеспособности ДСНВ и ДНЯО»

Американская администрация до сих пор не отреагировала на заявление Москвы. Англоязычные СМИ лишь цитируют слова официального представителя Госдепартамента США, который заявил, что Вашингтон «сохраняет конфиденциальность обсуждений между сторонами, касающихся осуществления договора». Американские эксперты же в большинстве своём во мнении, что ничего катастрофического не произошло. Так, один из творцов ДСНВ Роуз Гётемюллер в своём комментарии для The Guardian отметила значимость сохранения другой ключевой части ДСНВ – уведомлений США о любых перемещениях или изменениях в статусе своего ядерного арсенала. По её словам, Россия «настроена продолжать имплементацию [ДСНВ] ради взаимной предсказуемости и доверия». В ООН же призвали и США, и Россию решить все вопросы по ДСНВ и разрешить инспекторам вернуться к их «бесценной работе».

Из последних выступлений в рамках работы ОК ДНЯО, касающихся вопросов разоружения и контроля над вооружениями, можно отметить ответное слово заместителя руководителя российской делегации А.И. Белоусова от 10 августа в рамках работы I Главного комитета. В своей речи российский дипломат ответил на обвинения в адрес Москвы в «деградации международной безопасности, снижении доверия между государствами, росте напряженности и, как одном из результатов этого, расшатывании режима ДНЯО». Так, по словам господина Белоусова, «в контексте контроля над вооружениями и разоружения свой негативный эффект на международную и региональную безопасность и, как следствие, на режим ДНЯО оказал выход США в 2019 г. под надуманными предлогами из ДРСМД, который сопровождался заявлениями президента США о готовности модернизировать, а, главное, наращивать американский ракетно-ядерный потенциал». Он также отметил, что данные заявления «до сих пор не дезавуированы администрацией Дж. Байдена». Наконец, российский представитель возложил на «хулителей России из числа европейских стран» ответственность за облегчение для США процесса выхода из ДРСМД, его развал и последовавшее за ним ослабление европейской безопасности.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что разногласия между великими державами, прежде всего США, КНР и РФ, по вопросам разоружения и контроля над вооружениями, оказывают серьёзное влияние на работу X Обзорной конференции. Заявления сторон полнятся чередой взаимных обвинений в деградации существующих режимов и соглашений, а также наращивании своих ядерных потенциалов, что, несомненно, не способствует плодотворному и конструктивному диалогу в рамках ОК ДНЯО.