Киев и ядерная бомба

Учредитель, директор, член Совета ПИР-Центра; Президент Международного клуба «Триалог»
Научный сотрудник
24 февраля 2022

Выступая на Мюнхенской конференции по международной безопасности 19 февраля 2022 г., президент Украины Владимир Зеленский пригрозил признать Будапештский меморандум недействительным, если Киеву не будут предоставлены гарантии безопасности. Под дипломатичной формулировкой отказа «пакетных решений 1994 года» Зеленский, в частности, имел в виду возможность пересмотра присоединения Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве неядерного государства.

Позднее министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба подчеркнул, что считает ошибкой отказ Украины от ядерного оружия. «Учитывая тот факт, что мы отказались от нашего ядерного арсенала, а гарантии безопасности, которые нам были даны, не сработали, я думаю, что некоторые страны должны чувствовать ответственность за это. И усердно работать над поиском правильной и эффективной гарантии безопасности для Украины», – отметил глава украинской дипломатии.

После 2014 г. многие украинские политики, журналисты, общественные деятели отметились заявлениями в похожем ключе. Украинская элита убеждена, что, если бы Украина сохранила ядерный потенциал, это позволило бы избежать «агрессии России». Такое линейное восприятие не дает полного представления о том, как и в каких условиях происходил отказ Украины от ядерного оружия, насколько имевшийся потенциал соответствовал цели сдерживания России и насколько Украина была бы готова к поддержанию ядерного потенциала на своей территории.

В Москве «ядерные грёзы» Киева вызвали резко негативную реакцию. В ходе доклада на внеочередном заседании Совета безопасности Российской Федерации 21 февраля 2022 г. министр обороны РФ Сергей Шойгу дал понять, что к подобным заявлением киевского режима относятся со всей серьёзностью. «У Украины есть оборудование, есть технологии, есть специалисты, которые могут и имеют возможности, на мой взгляд, гораздо большие, чем возможности Ирана и Северной Кореи».

На угрозах для безопасности России, которые может повлечь создание Киевом своего ядерного арсенала, в программной речи 21 февраля с.г., посвящённой признанию независимости ДНР и ЛНР, остановился и президент России Владимир Путин.

По нашей оценке, на данном этапе Украина неспособна самостоятельно создать ЯО. В то же время это не означает, что «ядерная тема» в риторике Киева схлынет на фоне решения о признании независимости ДНР и ЛНР. Напротив, киевское руководство будет заинтересовано в поддержании неопределенности вокруг это сюжета, чтобы выбивать дополнительные преференции, экономическую и военную помощь из своих западных покровителей.

Оценки ПИР-Центра, на протяжении ряда проектных исследований последнего времени, также показывают возрастание рисков размещения ядерного оружия за пределами национальных территорий государств – обладателей ядерного оружия. Приходится констатировать, что размещение ядерного оружия США на территории ряда государств Европы стало уже хронической болезнью Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Мировое сообщество как бы смирилось с этим фактом. Вот только нормально ли это?

Разумной альтернативой росту угроз ядерного распространения, включая размещение ядерного оружия на территории ныне неядерных государств, является система договоров о создании зон, свободных от ядерного оружия (ЗСЯО). Эти договоры идут дальше ДНЯО, исключая появление ЯО на территориях государств. Система договоров ЗСЯО охватывает практически всё Южное полушарие. Но вот в Европе – пустота. При том что именно здесь сейчас пересекаются ключевые линии ядерной напряженности. В разные годы инициативы создания зоны, свободной от ЯО, в Центральной и Восточной Европы (или ЗСЯО от Балтики до Черного моря) высказывались Польшей (времен Варшавского договора), а позднее Белоруссией, Украиной; интересные предложения звучали от шведского исследователя Яна Правица. Однако в 1990-е годы они натолкнулись на глухую стену – прежде всего в Польше и Чехии. А затем и на Украине интерес к данной тематике угас. Считаем, что пришла пора, в контексте анализа перспектив европейской безопасности, вернуться к экспертной проработке данного вопроса.

Мыслимо ли представить появление ядерного оружия на Украине – собственного ли, американского ли? Такие же эмоции можно адресовать и в отношении ряда других фигурантов текущих исследований ПИР-Центра (в частности, Турции, Южной Кореи, Японии и др.; раз уж на то пошло: в Турции американское ЯО имеется, а в Южной Кореи долгое время размещалось!). Но для нас в ПИР-Центре дело не в эмоциях. Их мы отодвигаем. И опираемся в своих исследованиях на анализ имеющихся в нашем распоряжении источников – без алармизма, но так, чтобы не прозевать новые угрозы за разговорами о том, что, мол, это же немыслимо.

Исходим из того, что появление новых ядерных игроков противоречит интересам России, где бы они ни появились. Но особенно остро эта угроза проявится, если такие новые игроки появятся по периметру российских границ. Вот это с точки зрения интересов безопасности России – недопустимо.