Рецензия на книгу “Nuclear: Inside South Africa’s Secret Deal”: по следам сорвавшейся ядерной сделки ЮАР и России

Лац Максим Петрович
Студент магистратуры СПбГУ
25 ноября 2022

22 сентября 2014 г. Россия и Южно-Африканская Республика (ЮАР) на полях Генеральной конференции МАГАТЭ подписали межправительственное соглашение о стратегическом партнерстве и сотрудничестве в области атомной энергетики и промышленности. Соглашение создавало основу для развития программы ЮАР по строительству АЭС с российскими реакторами ВВЭР общей мощностью до 9,6 ГВт. Но через пару лет в ЮАР суд аннулировал сделку с Россией. Примечательно, что сделал это Южно-Африканский суд в годовщину Чернобыльской катастрофы 26 апреля 2017 г.

Сейчас в ЮАР происходит тяжелейший энергетический кризис, который проявляется в постоянных веерных отключениях электричества. С середины 1980-х в стране функционирует единственная на африканском континенте АЭС «Koeberg» с двумя энергоблоками французского производства, которые вырабатывают около 5 % электроэнергии в стране (1,8 ГВт). Основная проблема с «Koeberg» заключается в том, что проектный 40-летний срок эксплуатации энергоблоков закончится через пару лет, поэтому в настоящее время ведутся работы по подготовке АЭС к продлению сроков службы, чтобы не допустить дефицита электроэнергии в стране.

Что заставило Президента ЮАР Джейкоба Зуму пойти на крупнейшую сделку с Россией и чем он руководствовался? Почему в итоге Южная Африка пересмотрела свое отношение к соглашению? Был ли срыв сделки оправданным на фоне небывалых проблем с энергетикой в ЮАР? Ответы на эти вопросы поможет найти книга Кэрин Моэн в соавторстве с Кирстен Пирсон “Nuclear: Inside South Africa’s Secret Deal“, посвященная неоднозначной истории «ядерной» сделки ЮАР с Россией.

Кэрин Моэн – южноафриканская журналистка, продюсер документальных фильмов, занимающаяся расследованиями. Кирстен Пирсон – активистка и правозащитница, бывшая чиновница Национального Казначейства ЮАР. Опираясь на конфиденциальные аудиозаписи, анонимные источники, секретные протоколы и беседы с чиновниками, авторы пытаются собрать воедино тёмную историю «секретной ядерной сделки» ЮАР с Россией. Кэрин Моэн и Кирстен Пирсон прослеживают судьбу сделки: от первых намеков на сотрудничество до аннулирования соглашения.

Шекспировские сюжеты

Книга открывается захватывающим сюжетом о предполагаемом отравлении бывшего Президента ЮАР Джейкоба Зумы. В первой главе описывается ход расследования, в ходе которого подозрения падают на жену Президента. Не обходится без американской разведки, которая, по мнению Зумы, стояла как за отравлением, так и за разногласиями во внутренней политике ЮАР. Зума связывает покушение на свою жизнь со вступлением ЮАР в БРИКС и проводимыми социально-экономическими реформами. По мнению авторов, именно эпизод с отравлением стал отправной точкой и задал тон всем последующим событиям. В интервью своему сыну Д. Зума сказал, что после отравления обратился напрямую к Владимиру Путину как к другу и прошел лечение в России. В связи с этим авторы указывают на непосредственную связь между лечением Зумы в России и межправительственным соглашением, которое было заключено через две недели после лечения.

В книге также описывается, как разведка и правоохранительные органы злоупотребляли своими полномочиями, в то время как «паранойя Зумы» осложнялась конспирологическими теориями по отношения к странам Запада. С точки зрения авторов, подобная «шпиономания» Зумы была исключительно политическим инструментом, а версия с отравлением являлась лишь прикрытием хронических болезней Президента. Последствия истории с отравлением авторы называют «токсичными», имею в виду активное продвижение «ядерной сделки» с Россией, вызванное личными симпатиями Зумы и доверием к Путину как спасителю энергетики ЮАР.

В последующих главах книги анализируется, как Зума и лояльные ему чиновники, связанные с делом о «захвате государства», пытались воплотить «ядерную» сделку в жизнь.

Закупки, финансирование и зависимость от Кремля

Через всю книгу красной нитью проходит следующий вопрос: Как и чем ЮАР будет платить за строительство АЭС? Заключенное соглашение предусматривало проект общей стоимостью в 1 трлн рандов ($76 млрд), что стало бы крупнейшей сделкой в пост-апартеидной истории ЮАР. Авторы приводят различные оценки размера долговой ямы для Южной Африки.

Национальное Казначейство ЮАР разработало несколько сценариев относительно того, во сколько Южной Африке обойдется программа строительства АЭС и какие будут последствия для экономики страны. К основным рискам отнесли необоснованное наращивание внешнего долга и значительное перераспределение бюджета не в пользу здравоохранения и образования. Характеризуя организацию закупок, авторы обращают внимание на следующие слабые стороны процесса: излишняя секретность, сокрытие ключевой документации, отсутствие консультаций с экспертами из НПО.

Авторы уверены в том, что сделка с «Росатомом» поставила бы ЮАР в энергетическую и, как следствие, политическую зависимость от России. В книге приводятся опасения серьёзных геополитических последствий такого решения. В то же время авторов не покидает вопрос того, могла ли Россия себе позволить такой крупный проект на строительство восьми ядерных реакторов. Учитывая туманные перспективы коммерческой выгоды, размытые сроки и нестабильную экономическую ситуацию в ЮАР, данная сделка имела все шансы оказаться убыточной для «Росатома». В этой связи авторы делают вывод о том, что «ядерная сделка» представляла для России такую же потенциальную экономическую угрозу, как и для Южной Африки.

В третьей главе исследуется и «советский след», а именно насколько выбор Зумы в пользу России был обусловлен наследием «колониальной борьбы». Авторы утверждают, что Россия использует советское наследие поддержки революционных движений и постколониальных правительств по всей Африке в своих отношениях с ЮАР. Подчеркиваются тесные связи Африканского Национального Конгресса (АНК) с СССР, в частности на личный опыт сотрудничества Зумы и Советского Союза, где будущий президент ЮАР проходил военную подготовку. Авторы также обращаются к докладу Центра Карнеги, где говорится о сорванной ядерной сделке с Россией как примере чрезмерной опоре Кремля на наследие отношений времен холодной войны с лидерами национально-освободительных движений. Далее авторы подозревают Москву в скрытом финансировании избирательной кампании АНК, а также обвиняют «Росатом» в «атомной колонизации Африки».

«Захват государства» и «министерская чехарда»

В книге довольно подробно рассказывается о крайне ожесточенной борьбе внутри ЮАР, которая характеризуется столкновением интересов Южноафриканских стейкхолдеров с разными позициями и интересами относительно сделки с Россией. Авторы выделяют несколько таких акторов:

  • Национальное Казначейство;
  • Министерство Энергетики;
  • Eskom (энергетическая компания);
  • Администрация Президента;
  • Семья Гупта;
  • Гражданское общество и неправительственный сектор.

Главная битва разворачивается между Министерством Энергетики и Национальным Казначейством, причем основное сопротивление сделке с Россией исходило от Казначейства. Зума подозревал большинство сотрудников Казначейства в связях с Западом, называя их «шпионами апартеида».

Очевидные финансовые неурядицы и непосильная для Южно-Африканской экономики цена «ядерной» сделки заставляли Зуму проталкивать сделку всеми доступными способами, увольняя министров и руководителей полугосударственных организаций, заменяя их более лояльными людьми. Авторы книги сравнивают «ядерную» сделку Зумы с политической авантюрой, из-за которой многие чиновники потеряли работу, а АНК разделился на противоборствующие фракции.

Корпорация Eskom показывается в книге в качестве одного из главных виновников энергокризиса, особенно в свете участившихся веерных отключений электричества. Будучи по уши в долгах, Eskom должен был стать тем агентом, с помощью которого Зума хотел провернуть «ядерную» сделку.

Отдельная роль отводится так называемой «Семье Гупта», состоятельной семье индийского происхождения, имеющей деловые интересы в ЮАР. Гупта занимались добычей и транспортировкой урана, поэтому были заинтересованы в получении выгоды от строительства новых российских АЭС. Авторы показывают, как «Семья Гупта» установила тесные связи с Eskom и участвовала в коррупционных схемах Зумы.

В главе «Атомная Тина» авторы описывают, как спустя пару месяцев после назначения на должность министра энергетики, Тина Йомат-Петерсон подписывала соглашение с Россией. Из интервью с Тиной авторы узнают, что она втайне затягивала процесс финансирования и субсидирования «ядерной» сделки, а также что она является сторонницей возобновляемых источников энергии (ВИЭ), поэтому и чинила препятствия администрации Зумы.

Немалую роль в срыве сделки сыграла и «Комиссия Зондо», судебная комиссия по расследованию обвинений в «захвате государства», коррупции и мошенничестве в государственном секторе. Карин Моэн отмечает, что сделка с Москвой потенциально могла бы стать актом «захвата государства», но в конечном итоге страну спас грамотно спланированный судебный процесс. Именно иски активистов из экологических организаций позволили оспорить межправительственное соглашение ЮАР и России и спасти Южную Африку от «финансового суицида».

Оставить дверь открытой?

Нельзя оставить без внимания последнюю главу книги, где обсуждаются перспективы развития ядерной энергетики ЮАР. Несмотря на то, что Джейкоб Зума был осужден и больше не находится у власти, ЮАР не готова разрывать сотрудничество с Россией, а скорее наоборот, собирается его укреплять в рамках БРИКС. Авторы подмечают, что ядерное лобби в ЮАР до сих пор сильное, а Владимир Путин не отказался от своих планов на «ядерную» сделку».

Как заключают авторы, битва за крайне политизированное энергетическое пространство ЮАР еще далека от завершения. На данный момент судьба тендера на строительство АЭС в ЮАР подвисла в воздухе, что может означает живучесть ядерных амбиций Южной Африки. Действительно, в условиях энергетического кризиса атомная энергетика кажется «серебряной пулей», способной решить все проблемы ЮАР, пусть и в долгосрочной перспективе. Возможно, предложенный «Росатомом» объем «ядерной» сделки превышал потребности и финансовые возможности ЮАР, в связи с чем выходом из тупика могли бы стать малые модульные реакторы, имеющие большой коммерческий потенциал и более привлекательную «упаковку».

Резюме

Книга «Nuclear: Inside South Africa’s Secret Deal» приоткрывает завесу тайну над «секретной ядерной сделкой» ЮАР и России. Авторы действительно не скупятся на инсайды и чувствительную информацию. Это подтверждается недавним судебным иском бывшего Президента ЮАР Джейкоба Зумы в отношении Кэрин Моэн. Книга, несомненно, рекомендована к прочтению всем, кто интересуется южноафриканской политикой и особенностями финансирования и закупки АЭС. Конечно, любителей коррупционных скандалов и шпионских романов данная книга так же не разочарует. Авторы умело сочетают журналистские расследования и аналитику в стремлении описать происходящее доступным читателю языком.

В целом, авторы приходят к выводу, что главные решения Зумы по «ядерной» сделке были обусловлены личными симпатиями и геополитической близорукостью, а не тщательным исследованием и финансовым планированием. Как считает Кэрин Моэн, именно тайный характер сделки, который Зумы считал необходимым условием ее успеха, в конечном итоге вызвал подозрения общественности и развалил ее.

Впрочем, нельзя сказать, что авторы абсолютно непредвзяты.  Нередко в книге можно наблюдать аргументы, единственная цель которых демонизировать Президента Джейкоба Зуму. Как следствие, искажается образ «Росатома» на мировом рынке атомных технологий. Разделение на сторонников и противников сделки с Москвой невольно заставляет читателя принять одну из сторон. В книге весьма заметен большой фокус на храбрость чиновников и гражданского общества перед лицом «параноидального» Президента, мечтающего во что бы то ни стало заключить «ядерную» сделку.

Тем не менее авторы показывают уникальный взгляд за кулисы южноафриканской политики, что, в свою очередь, может быть полезно в понимании того, как общество и элиты ЮАР смотрят на сотрудничество с Россией и членство в БРИКС. Достоинство книги – пристальный взгляд на связь внутренней и внешней политики ЮАР. Подобные примеры могут помочь в оценке потенциальных рисков, связанных с экспортом атомных технологий в страны с нестабильной политической и экономической ситуацией.