Статус: Открыт

Пациент в коме? Итоги третьей недели Х Обзорной конференции, и как они видятся из Нью-Йорка

Карнаухова Елена Андреевна
Заместитель директора – Директор Образовательной Программы
22 августа 2022

19 августа завершилась третья неделя Х Обзорной конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ОК ДНЯО). Для ПИР-Центра эта неделя стала особенной – 12–13 августа ПИРовская делегация в частичном составе прибыла в Нью-Йорк. В этом году в продолжении обзорного процесса ДНЯО участвуют три сотрудника организации: директор и основатель Владимир Орлов – в качестве советника официальной российской делегации, заместитель директора Елена Карнаухова и младший научный сотрудник ПИР-Центра Александра Зубенко – в качестве представителей сообщества неправительственных организаций. К слову, ПИР-Центр является единственной российской НПО, очно представленной в рамках Х ОК ДНЯО. Детали о том, с каким удивлением и интересом на нас реагируют участники мероприятия, пожалуй, можно опустить. Радует, что в воздухе так и витает запрос на общение с российским неправительственным сектором. Хотя есть и такие, которые немного шарахаются.

Во время подготовки к очному участию в Обзорной конференции ДНЯО невольно вспомнилась статья Владимира Орлова «Пациент в реанимации. Судьба нераспространения после иракского кризиса», опубликованная в журнале «Россия в глобальной политике» в 2003 году. В ней автор анализировал перспективы всей архитектуры режима ядерного нераспространения на фоне военной операции США и коалиции желающих в Ираке. В голове крутился вопрос: «А где сейчас режим нераспространения ядерного оружия и, собственно, ДНЯО спустя многие годы проблем и волнений?». Казалось, разве что в коме…

Нью-Йорк встретил нас теплой летней погодой и, как ни странно, радушным настроением. Август в таких географических широтах – не лучший месяц для мероприятий, где решаются судьбы человечества. Однако на рабочий лад нас настроил совместный экспертный семинар, проведенный ПИР-Центром и Центром исследований проблем нераспространения им. Дж. Мартина в Монтерее: 15 августа состоялось IV заседание рабочей группы дорожки 2,5 на тему «Российско-американский диалог по обзорному процессу ДНЯО: роль молодежи».  Пока российская и американская молодежь в присутствии мэтров обзорного процесса ДНЯО, Владимира Орлова и Уильяма Поттера, рассуждала об острых проблемах ядерного нераспространения, разоружения, стратегической стабильности и перспективах российско-американского взаимодействия в рамках ОК ДНЯО, официальные делегации стран Договора приступили к обсуждению первых проектов докладов, подготовленных по итогам заседаний главных комитетов. Во вторник мы увидели этот процесс воочию. Как отметил в кулуарах один из наших собеседников, все соскучились по живому, очному общению, и это содействует дискуссии. К концу недели мы поняли, что тоска из-за Zoom’a все же не стала панацеей от противоречий.

С 15 августа официальные делегации перешли в определенном смысле в переговорный формат: завершился этап общего обмена мнениями (generalexchangeofviews). Обсуждая проекты докладов комитетов, они стали высказывать свою позицию по их конкретным положениям в логике «здесь добавить, тут убрать». Представителям НПО отследить каждый нюанс в работе над проектами докладов достаточно сложно: их не допускают к закрытым заседаниям т.н. вспомогательных органов. Сделать объективные, достоверные выводы о том, что именно там говорят государства-стороны ДНЯО, затруднительно. Заседания самих главных комитетов для НПО открыты, но здесь сталкиваешься с иным родом сложностей: очень многие государства, если не большинство, дают поверхностную оценку положениям проектов докладов, обещая прислать свою позицию председателю комитета в письменной форме. Больше всех, конечно, удивляет Франция, которая чаще всего «всё ещё ждёт инструкций из Парижа».

К концу недели ни один из трех комитетов не достиг консенсуса по своим проектам докладов. В таких условиях председатели главных комитетов берут на себя обязательство по итогам доработок и обсуждений представить проекты докладов на рассмотрение председателю ОК ДНЯО Чрезвычайному и Полномочному Послу Густаво Злаувинену. Проекты докладов содержат некий обзор выступлений официальных делегаций, при этом не включая их полноценное и дословное изложение. Как отметил на одном из мероприятий на полях Густаво Злаувинен, на основе трех докладов будет подготовлен один итоговый базовый документ всей Конференции, и принять этот итоговый консенсусный документ обязательно надо. Задача его секретариата начиная с 22–23 августа и будет заключаться в том, чтобы гармонизировать все взгляды и позиции.

По образному выражению одного из НПО-участников ОК ДНЯО, на третьей неделе государства только и делали, что на других пеняли, когда у самих рожа крива. Конечно, в таких условиях роль председателей главных комитетов возрастает. Но к пятнице 19 августа и тут в ход Конференции добавили перчика: представители ЮАР и Колумбии обвинили председателей от Болгарии и Польши в отсутствии нейтральности и выгораживании западно-ориентированных подходов.

Наибольшая фрустрация (а это слово здесь часто приходится слышать) официальных делегаций наблюдается в первом и втором главных комитетах, которые занимаются непосредственно проблематикой разоружения и нераспространения, соответственно. Вопросы разоружения стоят особенно остро в рамках Х ОК ДНЯО. Германия, Индонезия, Ирландия, Коста-Рика, Куба, Малайзия, Мексика, Сальвадор, Филиппины, Швейцария, Шри-Ланка, Южная Африка – примеры тех стран, которые выразили не то, что беспокойство, а сожаление в связи с отсутствием прогресса в сфере ядерного разоружения. Парадоксально, но факт: своей озабоченностью процессом сокращения глобальных ядерных арсеналов поделилась даже Австралия (такое впечатление, что для большинства официальных делегаций ядерное разоружение стало чем-то настолько несбыточным и далеким, что заседания профильного комитета проходят часто в шутливой форме).

НПО-сообщество не отстает от членов официальных делегаций. Так, 17 августа 2022 г. состоялось мероприятие на полях по вопросам верификации процесса ядерного разоружения, организованное Бразилией, Казахстаном, Норвегией, Управлением ООН по вопросам разоружения и аналитическими центрами NPS Global (Аргентина) и VERTIC (Великобритания). Основной смысл сайдивента – подсветить и обсудить планы по созданию центров, или хабов, верификации процесса ядерного разоружения. Такие хабы планируется создать в Африке, Центральной Азии и Латинской Америке, соответственно, среди стран-участников инициативы – ЮАР, Казахстан и Аргентина. В своих выступлениях представители стран рассказали, какой у них есть опыт работы в сфере нераспространения и разоружения, чтобы доказать, что такие региональные хабы могут функционировать на их территории. По итогам выступлений панелистов должна была состояться сессия вопросов и ответов. Но она не состоялась: никто из НПО-сообщества не изъявил желания задать свои вопросы или выступить с комментарием. Вероятно, потому что спросить о том, о какой верификации процесса ядерного разоружения можно говорить в условиях распада режима контроля над вооружениями, всем показалось как-то неловко.

Среди других проблем – ситуация на Украине, фактор AUKUS и сотрудничество Австралии, Великобритании и США по атомным подводным лодкам. Несмотря на то, что некоторыми государствами (преимущественно европейскими) разыгрывается украинская карта, чаще приходится слышать об американо-китайских противоречиях: ветераны обзорного процесса ДНЯО отмечают беспрецедентный рост активности китайской делегации, которая стала вести себя агрессивнее, чем в предшествующие обзорные циклы. По итогам недели сложилось впечатление, что новый англосаксонский оборонный пакт воспринимается некоторыми странами куда болезненнее, чем происходящее на Украине. Возможно, потому что с украинскими событиями все понятно: для России включение в итоговые документы какого-либо упоминания специальной военной операции, да еще и в оценочных тонах, станет красной линией, категорически unacceptable. Российская делегация считает, что на Обзорной конференции ДНЯО не место политизированным сюжетам, мешающим объективному рассмотрению дел.

В случае с AUKUS всё, действительно, гораздо сложнее. Во-первых, создание нового англосаксонского альянса ставит вопрос об универсальности гарантий МАГАТЭ и возможности их ad hoc применения. Во-вторых, сотрудничество по подлодкам с атомными двигателями в рамках AUKUS заставляет активизироваться и другие страны. На одном из мероприятий на полях Сержио Дуарте, Высокий представитель ООН по вопросам разоружения (2007–2012) и ныне президент Пагуошского движения учёных, отметил, что Бразилия тоже хочет развивать программу атомных подводных лодок (от себя добавим лишь то, что Бразилия уже это делает). Однако, по его мнению, сравнивать австралийскую и бразильскую программы запуска атомных подлодок некорректно, ведь itsadifferentthing. Еще более интересна другая высказанная им мысль: если есть nuclearweaponstates и nonnuclearweaponstates, то пусть тогда будут nuclearsubmarinestates и nonnuclearsubmarinestates. Как считает член Экспертного совета ПИР-Центра Тарик Рауф, подобные идеи ведут к новому виду дискриминации и несут риски подрыва системы гарантий МАГАТЭ, которая должна быть единой для всех.

Отдельное, если не особенное и особое, внимание на Х ОК ДНЯО получила Северная Корея. От имени 79 стран Франция выступила с совместным заявлением, выражающим беспокойство относительно ракетно-ядерной программы КНДР. В документе говорилось о том, КНДР должна прекратить связанную с ракетно-ядерной программой деятельность в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН, а также поддержать все возможные усилия по достижению мира дипломатическими средствами и на основе переговоров. Северокорейский вопрос в итоге тоже стал камнем преткновения. Китай заявил, что только путем диалога станет возможным достижение денуклеаризации Корейского полуострова. Россия же призвала отказаться от демонизации своих внешнеполитических оппонентов – обвинять одну только КНДР в сложной геополитической обстановке на Корейской полуострове некорректно. Кирибати обратила внимание Франции на то, что противоречивые позиции государств не могут быть совместимы с миром и безопасностью: уж слишком часто на третьей неделе Франция отвергала предлагаемые формулировки по ряду других ключевых проблем нераспространения и разоружения.

На ОК ДНЯО вообще очень громко слышны голоса развивающихся стран. Кто-то считает, что они только и делают, что подливают масло в огонь. Но ведь в этом и есть прелесть обзорного процесса – он позволяет и развивающимся странам заявить о своей позиции (если не припереть к стенке сильных мира сего). Ведь именно так и должно быть при полицентричном, многополярном мировом устройстве. Среди самых активных – Бразилия, Кирибати, Мексика. Так, представители Кирибати призывают вспомнить о главе 6 Устава ООН «Мирное разрешение споров», или “Pacific Settlement of Disputes”. Pacific, а не peaceful. Этого на ОК ДНЯО все-таки сейчас не хватает. Развивающиеся страны больше всего недоумевают: почему некоторые государства по-прежнему решают все за других и навязывают свои взгляды. И мы сейчас не про ядерную пятерку. Чаще всего в этом контексте опять же вспоминается AUKUS. То, что три англосаксонские страны собираются в узком круге и обсуждают проблемы безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, некорректно. Не должны они сами в закрытом составе решать, что надо кого-то от кого-то защищать и каким именно образом нужно это делать. Большей инклюзивности развивающиеся страны требуют и для НПО: представители Коста-Рики выразили несогласие с тем, что НПО не могут выступать с позицией в рамках заседаний главных комитетов.

Зато НПО активно проводят мероприятия на полях. Период с 15 по 19 августа не стал исключением. В рамках третьей недели состоялись сайдивенты по гуманитарным последствиям ядерного оружия, влиянию AUKUS на режим ядерного нераспространения, созданию международного механизма многосторонней верификации процесса ядерного разоружения, роли искусства в деле запрещения ядерного оружия, поведенческим особенностям в процессе принятия решений по ядерным вопросам, ядерным отходам, сокращению рисков ядерной войны, универсализации системы гарантий МАГАТЭ, экспортному контролю, факторам укрепления режима ядерного нераспространения. В контексте последнего особенно впечатлила панельная дискуссия по усилению трех столпов ДНЯО, организованная Постпредством Республики Казахстан при ООН. В качестве панелистов выступили представители США и Азиатско-Тихоокеанского региона. Получить комментарий, почему на панельной дискуссии не был представлен взгляд России (особенно, если учесть, что дискуссия началась с упоминания ситуации на Запорожской АЭС и о том, какая она важная в контексте обзорного процесса и мирового развития в целом), как и двух других ядерных держав, нам так и не удалось.

По итогам третьей недели окончательно сложилось впечатление, что ядерная пятерка на нынешней Обзорной конференции – à la глубокое разделенное общество. Сильны американо-китайские противоречия. Великобритания, как говорят в коридорах, действует через своих европейских партнеров для давления на Россию. Так, Нидерланды, Италия, Польша, Австрия и т.д. то и дело вспоминают Будапештский меморандум. Франция, как правило, ждет указаний «из центра». Хочется верить, что кулуарные рассказы о том, что россияне и американцы плотно работают в рамках Х ОК ДНЯО, являются правдой.  

Пока перспективы Х Обзорной конференции ДНЯО с точки зрения принятия итогового документа кажутся туманными, государства-участники обсуждают даты нового обзорного цикла. 19 августа состоялось пленарное заседание о датах XI ОК ДНЯО. Рассматриваются три варианта: 1) сохранить пятилетний цикл с момента текущей конференции, провести заседания подготовительных комитетов (препкомов) в 2024, 2025 и 2026 г., а саму Конференцию в 2027 г.; 2) провести XI ОК ДНЯО в 2025 г., как и должно было бы быть, если бы не переносы действующего мероприятия на фоне распространения коронавирусной инфекции; 3) провести препкомы в 2023, 2024 и 2025 г., а саму Конференцию в 2026 г. Решение будет принято по итогам консультаций на последней неделе Обзорной конференции.

А будет ли принят итоговый документ? Чаще нам отвечают здесь или с изумлением, или со скепсисом. В итоговый документ, кажется, уже никто не верит. Хотя и надежда остается. Как отметил один из наших собеседников, будет документ принят или нет, ДНЯО никуда не денется: режим ядерного нераспространения слишком велик. Конечно, велик. А ещё так удобен для того, чтобы превращать друг друга в мальчиков для битья при решении геополитических противоречий.

Так что пациент не так уж и в коме, а жив, здоров и даже довольно упитан.