Похищение Европы, или европейская безопасность без европейцев

Координатор проекта, «Ядерное нераспространение: история в лицах» - младший научный сотрудник, Программа «Россия и ядерное нераспространение»
27 января 2022

На прошлой неделе президент Франции Э. Макрон выступил перед членами Европарламента.  Его речь была посвящена текущему председательству Франции в Совете ЕС, которое началось 1 января 2022 года. В своей речи президент затронул наиболее важные планы на будущий год, а также раскрыл свое видение проблем европейской безопасности.

Речь Э. Макрона, наверно, служит наиболее показательной иллюстрацией того, как Франция, и, может быть даже весь ЕС, видят проблемы коллективной безопасности в Европе. К сожалению, французская композиция картины существенно отличается от российской: создание новой архитектуры безопасности и диалог с Россией прозвучало последним пунктом в речи президента. На первом же месте традиционно стояла «повестка 2017 года»[1]: кризис мигрантов, создание автономных европейских сил, расширение сотрудничества в сфере безопасности со странами Африки.

Франция в период президенства Макрона неоднократно выступала за возобновление диалога с Россией по вопросам европейской безопасности. В 2019 г. возобновлен диалог в формате «2+2», в 2020 г. был подготовлен совместный доклад Совета Федерации и французского Сената, в котором большое внимание уделялось замороженным конфликтам в Европе, стратегической стабильности. Кроме того, Э. Макрон не раз высказывался за диалог с Россией по созданию «нового европейского пространства доверия и безопасности», а в феврале 2021, говоря о прекращении действия РСМД, Макрон призвал к выработке нового ДРСМД ( хотя конкретных предложений от Парижа не последовало). Во время недавней речи в Европарламенте, Э. Макрон повторил свои предложения, сказав, что европейцы сами должны «построить новый порядок», «обсудить его с союзниками по НАТО» и представить свои предложения России «в ближайшие недели». Президент также подчеркнул, что этот порядок должен быть основан на принципах, утвержденных «вместе с Россией 30 лет назад»[2]: «отказ от угрозы силой и ее применения, право государств на участие в организациях, союзах и механизмах безопасности, нерушимость границ, территориальная целостность государств и отказ от сфер влияния.» Кроме того, Э. Макрон отметил, что Европа должна выдвинуть единую и решительную позицию «по вопросам стратегических вооружений, контроля над обычными вооружениями, прозрачности военной деятельности и уважения суверенитета всех европейских государств, независимо от их истории.» Почему же несмотря на весь кажущийся энтузиазм и стремление к диалогу, Европа остается на втором плане в решении, казалось бы, первоочередных для нее вопросов? Французские эксперты заявляют, что дело в России, которая стремится поддерживать диалог в духе «великих держав» и не хочет приглашать Европу за стол переговоров. Для России же очевидно, что Европа не готова выступать на переговорах независимой силой, а значит, вовлечение европейцев в обсуждение, действительно, может оказаться для нас «контрпродуктивным».

Кажется, дело в том, что для нынешнего лидера Франции Европа все-таки существует в двух измерениях, в каждом из которых действует свое понятие безопасности. В одном – более насущные и важные проблемы: мигранты, экология, оборонная идентичность, безопасность и стабильность в Средиземноморье. Другая половина – Восточная Европа, – источник экономической и политической нестабильности, очаг конфликтов и дипломатической войны с Россией. И если в отношении первой у Парижа и Брюсселя имеется если не ответ, то достаточно серьезные попытки поиска решений, в отношении другого, как сказал Ю. Ведрин, сложилось «стратегическое непонимание».  Французские и европейские предложения хоть и звучат в духе bona fide, в этих предложениях «новое пространство» старо как мир: подчеркивается необходимость восстановления контроля над вооружениями в Европе, звучат призывы к урегулированию конфликтов, но за политическими декларациями обычно не следует никакой проработанной, конкретной и оригинальной инициативы.

Пока что Э. Макрону не хватает воли и политической ловкости, чтобы выступить «честным брокером» между Москвой, Брюсселем и Вашингтоном. Нынешний французский президент считает, что принятие новой стратегии обороны и безопасности ЕС, заключение стратегического партнерства Франции с Грецией, расширение сотрудничества со странами Северной Африки сделают союз более автономным, чем независимый диалог с Россией. Хотя должно быть с точностью до наоборот: именно самостоятельные решения в отношении наиболее крупных  игроков могут стать ключом к автономии, о которой постоянно говорит Э. Макрон.

Однако европейцы не видят или не хотят видеть этой связи. Несмотря на кажущийся активизм Ж. Борреля, французской, немецкой и британской дипломатии, Европа не заинтересована в самостоятельном подходе, видит в нем больше угроз, нежели возможностей. В диалоге с НАТО ЕС лишь представил 10 принципов, которые должны определять будущие отношения с Россией. Эти принципы нигде не называются, но, как сказал эксперт Института международных и стратегических исследований Э. Симон, они включают «отказ от установления российской сферы влияния, поддержку принципов Хельсинкского соглашения и Парижской хартии и выражение солидарности с Украиной». В понедельник после видеоконференции Байдена с лидерами стран НАТО и ЕС, Байден заявил о «полном единодушии» в рядах союзников. К сожалению, Зевс пока что не вернул Европу из Вашингтона в Брюссель.


[1] Выдвинутая Э. Макроном во время речи в Сорбонне в 2017 г.

[2] имеется в виду Парижская хартия для новой Европы