Приветственное обращение заместителя МИД России Сергея Рябкова в рамках международной научной конференции Дипакадемии МИД РФ “К 60-летию Карибского кризиса”

23 сентября 2022

Приближающаяся 60-летняя годовщина «Карибского кризиса», когда Советский Союз и Соединенные Штаты Америки едва не перешли роковую черту, имеет прямую проекцию на то, что происходит сегодня в условиях жесткой конфронтации вокруг Украины, где коллективный Запад фактически развязал против нашей страны прокси-войну.

Тогда у лидеров двух ядерных держав хватило мудрости отойти от края пропасти, выработав геополитический компромисс, который неоднозначно воспринимался в СССР и особенно в США, но позволил избежать ядерного апокалипсиса. Вашингтон гарантировал ненападение на Кубу и вывод американских ракет из Турции, а Москва вернула доставленные на «остров Свободы» советские РСД.

Сейчас ситуация принципиально иная. Америка недоговороспособна в принципе и вместе с Лондоном и рядом других натовских столиц прямо подталкивает Киев к переносу военных действий на нашу территорию, собираясь воевать до «последнего украинца», чтобы нанести России «стратегическое поражение».

В ход пошел и ядерный шантаж. Происходит немыслимое – из современных американских систем регулярно обстреливается Запорожская АЭС, а некоторые высокопоставленные представители ведущих государств НАТО заговорили о вероятном ядерном конфликте.

Не буду углубляться в ретроспективу и исторические детали «Карибского кризиса», что лучше меня сделают профессиональные эксперты, участвующие в конференции. Скажу лишь, что традиционный контроль над вооружениями американцами почти уничтожен. Администрация Дж. Байдена согласилась продлить Договор о СНВ на пятилетний срок, но на этом в итоге остановилась.

Была, конечно, надежда на большее, когда в июне 2021 г. состоялся полновесный саммит России и США в Женеве, где президенты переподтвердили формулу, что «в ядерной войне не может быть победителей и она никогда не должна быть развязана». Спустя полгода этот постулат воспроизвела и вся ядерная «пятерка» в совместном заявлении лидеров.

Кроме того, на женевской встрече был дан старт двусторонним консультациям по стратегической стабильности. Однако после нескольких раундов американцы их заморозили, проигнорировав наши идеи о выработке «нового уравнения безопасности», а затем и отвергнув российскую инициативу по юридически обязывающим гарантиям безопасности, включая нерасширение НАТО, неразмещение ударных вооружений вблизи российских границ и возврат конфигурации сил альянса к состоянию на 1997 г.

Видим, что параллельно Пентагон осуществляет дестабилизирующую программу модернизации ядерного потенциала. Речь, помимо прочего, идет о разработке, постановке на вооружение и развертывании в Европе термоядерной авиабомбы В61-12 с повышенной точностью и варьируемой мощностью, что в теории призвано уменьшить побочный эффект ее использования. Кроме того, на боевое дежурство поставлены БРПЛ «Трайдент-II» с боезарядами пониженной мощности, которые предполагается использовать в неких сценариях ограниченного применения ядерного оружия. Тем самым американцы преднамеренно понижают «ядерный порог», что создает дополнительную угрозу нашей национальной безопасности.

Заметили болезненную реакцию Вашингтона на приказ В.В.Путина перевести российские силы сдерживания в особый режим несения боевого дежурства. Разъясняем, что мы никому ядерным оружием не угрожаем – критерии его применения описаны в Военной доктрине и конкретизированы в Основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания от 2 июня 2020 г. В то же время предупреждаем о рисках западного вмешательства в специальную военную операцию на Украине и настоятельно призываем Администрацию США избежать ситуации, способной привести к прямому военному столкновению с Россией.

Наша страна на доктринальном уровне объявлена Вашингтоном в качестве главной военной угрозы для США. При этом в действующем Обзоре ядерной политики (краткая пентагоновская справка о Nuclear Posture Review от 28 марта 2022 г.) задекларировано, помимо прочего, что «США будут рассматривать использование ядерных вооружений только в чрезвычайных обстоятельствах для защиты жизненных интересов США или их союзников и партнеров». Прямо скажем, «жизненные интересы» – понятие растяжимое, а в категорию «союзников и партнеров» можно записать кого угодно.

Открытое противостояние с США и НАТО, чреватое прямым военным столкновением, не в наших интересах. Надеемся, что и в Администрации Байдена осознают опасность неконтролируемой эскалации конфликта на Украине, учитывая неоднократные заявления официоза о ненаправлении туда американских военнослужащих.

В контактах с американцами напоминаем о хорошо забытом принципе, работавшем в «холодную войну», – о мирном сосуществовании, несмотря на все расхождения и фундаментальные противоречия. Указываем на недопустимость насаждения пресловутого «миропорядка, основанного на правилах», вкупе с отрицающими традиционную мораль и нравственность «прогрессивными» нормами. Но, к сожалению, из раза в раз наталкиваемся на глухую стену непонимания.

Ни для кого не секрет, что российско-американские отношения находятся в крайне плачевном состоянии, на околонулевом уровне, сопоставимом с худшими моментами «холодной войны». Проводимый Вашингтоном конфронтационный курс в рамках двойного сдерживания Москвы и Пекина, а также всех тех, кто ставит под сомнение американскую гегемонию, приобретает все более жесткий и напористый характер. Цель очевидна – попытаться удержаться на своих либерально-глобалистических позициях, не допустив возникновения новых центров силы в активно формирующемся многополярном мироустройстве.

Текущая линия Вашингтона на задействование в борьбе с «российской угрозой» всего доступного арсенала средств экономического, военно-политического, научно-технологического, информационно­пропагандистского и иного давления была и останется константой американской внешней политики. Предпринимаем и будем предпринимать адекватные меры реагирования, в том числе асимметричного характера.

В заключение хотел бы подчеркнуть, что разрешение «Карибского кризиса» – это пример того, как при наличии политической воли, которая на Западе ныне в остром дефиците, можно и нужно искать развязки даже в самых тяжелых, если не сказать безнадежных, ситуациях. Проблема, однако, в том, что политиков масштаба Джона Кеннеди в Америке уже давно нет, и в обозримой перспективе, видимо, не будет.

Но договариваться им придется. Чем решительнее мы действуем на Украине, тем несостоятельнее становятся американские претензии на сохранение своей гегемонии и прежнего однополярного мира, тем быстрее США будут вынуждены признать законные, жизненные интересы России.