Договор о нераспространении ядерного оружия

Тимербаев Роланд Михайлович (1927 – 2019)
Чрезвычайный и Полномочный Посол

Treaty on the Non-Proliferation of Nuclear Weapons, NPT

Международный договор, направленный на предотвращение расширения круга государств, обладающих ядерным оружием (ЯОГ, см. ст. Государство, обладающее ядерным оружием). Идея заключения такого договора возникла в конце 1950-х – начале 1960-х гг., когда началось широкое развитие атомной энергетики и ряд стран всерьез стали планировать, а затем и реализовывать собственные военные ядерные программы (см. Военная ядерная программа). Предложение о выработке такого договора было выдвинуто в ООН Ирландией в 1958 г., и в 1961 г. Генеральная Ассамблея ООН единогласно приняла резолюцию, в которой предложила Женевскому комитету 18 государств по разоружению подготовить проект договора. Однако практическая работа над документом началась лишь осенью 1966 г., поскольку продвижению вперед препятствовала развернутая США в 1960 г. при поддержке ФРГ кампания вокруг создания т. н. Многосторонних ядерных сил НАТО, что открыло бы путь для допуска западноевропейских стран – членов НАТО к ядерному оружию (ЯО).

Последовавший позднее отказ США от этих планов позволил приступить к разработке ДНЯО, и осенью 1966 г. в Вашингтоне и Нью-Йорке делегации СССР и США согласовали два важных положения: Ст. I и II, в которых определяются основные обязательства ЯОГ, – не передавать ЯО или другие ядерные взрывные устройства (ЯВУ, см. Ядерное взрывное устройство) кому бы то ни было, и государств, не обладающих ими (НЯОГ, см. Государство, не обладающее ядерным оружием), – не получать их от кого бы то ни было и не производить ЯО. Тогда же представители обеих держав приступили к переговорам по Ст. III, в которой должны были предусматриваться соответствующие меры международного контроля за соблюдением положений Договора. Работа над этой статьей заняла больше года главным образом из-за препятствий, чинимых некоторыми неядерными государствами (прежде всего ФРГ). В конце концов было согласовано, что каждое НЯОГ обязуется принять гарантии в соответствии с соглашением, заключаемым с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ), которые будут применяться ко всему исходному или специальному расщепляющемуся материалу во всей мирной ядерной деятельности такого государства.

США с учетом пожеланий стран – членов Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом) первоначально настаивали на том, чтобы в этих странах применялись только «эквивалентные» гарантии, т. е. только гарантии Евратома. В итоге было согласовано компромиссное положение о том, что соглашения с МАГАТЭ о гарантиях могут заключаться либо в индивидуальном порядке, либо совместно с другими государствами. Т.о., примат остается за гарантиями Агентства, которое имеет право осуществлять независимую проверку в любых неядерных странах.

В Ст. III также была установлена международно-правовая норма экспортного контроля, предусматривающая правило предоставления исходного или специального расщепляющегося материала и соответствующего оборудования любому НЯОГ (в т. ч. и не являющемуся участником ДНЯО) только под гарантиями МАГАТЭ. При этом по предложению некоторых неядерных стран (прежде всего ФРГ) в преамбулу ДНЯО был включен пункт о том, что при осуществлении гарантий целесообразно использовать «приборы и другие технические способы в определенных ключевых местах». Скрытая цель этого положения – ограничить присутствие международных инспекторов на ядерных установках. На практике дело свелось к установке МАГАТЭ специальных печатей и видеокамер в т. н. ключевых местах, что в итоге только повысило эффективность гарантий.

С учетом пожеланий неядерных стран была согласована Ст. IV, зафиксировавшая неотъемлемое право участников ДНЯО развивать использование атомной энергии в мирных целях. Но это могло иметь место только в соответствии со Ст. I и II ДНЯО, т. е. при соблюдении обязательств о ядерном нераспространении. Ст. V предусматривает возможность предоставления ядерными государствами неядерным благ от мирного применения ядерных взрывов. Эта статья никогда на практике не применялась.

Особо важную роль для поддержания международного режима нераспространения ядерного оружия играет Ст. VI, которая предусматривает обязательство вести переговоры о мерах по прекращению гонки ядерных вооружений и ядерному разоружению, а также о договоре о всеобщем и полном разоружении.Неядерныегосударства (Индия, Мексика и др.) неизменно трактовали термин «нераспространение» таким образом, что предусматривается отказ как от «горизонтального», так и от «вертикального» распространения, и, соответственно, настаивали на непременном сокращении и ликвидации ядерных вооружений государствами, ими обладающими. Положения Ст. VI на протяжении всего действия ДНЯО вызывали и вызывают наибольшие разногласия между ядерными и неядерными участниками Договора относительно его эффективности, поскольку последние высказывают неудовлетворенность отсутствием или, во всяком случае, недостаточностью прогресса в деле выполнения ЯОГ своих обязательств по этой статье.

Ст. VII признает право групп государств заключать региональные договоры с целью обеспечения полного отсутствия ЯО на их соответствующих территориях.

Ст. VIII определяет порядок внесения поправок к ДНЯО и устанавливает, что регулярно созываются Конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия.

В Ст. IX определяется порядок вступления ДНЯО в силу и устанавливается, что ЯОГ признается государство, которое произвело и взорвало ЯО или другое ядерное взрывное устройство до 1 января 1967 г. (такими государствами в соответствии с ДНЯО являются США, СССР/Россия, Великобритания, Франция и Китай).

Согласно Ст. X.1 каждый участник ДНЯО имеет право выйти из него, если решит, что связанные с его содержанием исключительные обстоятельства поставили под угрозу высшие интересы его страны. Он должен уведомить об этом за три месяца всех участников Договора и Совет Безопасности (СБ) ООН, и в уведомлении должно содержаться заявление об исключительных обстоятельствах, которые он рассматривает как поставившие под угрозу его высшие интересы. Положение об уведомлении СБ имеет первостепенное значение, поскольку СБ в соответствии со своими полномочиями в вопросах поддержания международного мира и безопасности, на основании главы VII Устава ООН может принять необходимые меры для недопущения выхода из ДНЯО.

Ст. X.2 определяет срок действия ДНЯО: через 25 лет после его вступления в силу созывается конференция, чтобы решить, должен ли Договор оставаться в силе бессрочно или его действие должно быть продлено на дополнительный определенный период или периоды времени, и такое решение принимается большинством участников ДНЯО. В 1995 г. Конференция приняла решение о бессрочном продлении ДНЯО.

Договор был одобрен Генеральной Ассамблеей ООН, открыт для подписания 1 июля 1968 г. и вступил в силу 5 марта 1970 г. Депозитариями ДНЯО являются Великобритания, Россия и США. К Договору присоединилось 191 государство, однако КНДР вышла из него в 2003 г. (хотя некоторые эксперты оспаривают факт соблюдения КНДР всех необходимых процедур, связанных с выходом из Договора). Не присоединились к ДНЯО Израиль, Индия и Пакистан.

ДНЯО и созданный на его фундаменте международный режим нераспространения ЯО определенно сдерживает ядерное распространение. За время действия Договора число ядерных государств увеличилось с пяти до восьми (или девяти, если учитывать и КНДР, которая произвела не вполне удачный, по оценке специалистов, ядерный взрыв в октябре нологические возможности для 2006 г.), хотя до его заключения создания ЯО. Одним из важнейших предполагалось, что численность результатов заключения ДНЯО явтаких государств может достичь ляется тот факт, что со времени 20–25, а сегодня считается, что окончания Второй мировой войны уже 30–40 государств имеют тех-1939–1945 гг. ЯО не применялось.

Ист.: Договор о нераспространении ядерного оружия // Ядерное нераспространение / Под общ. ред. В.А. Орлова. Т. 2. М.: ПИР-Центр, 2002. С. 23–28.

Лит.: Тимербаев Р.М. Россия и ядерное нераспространение. 1945– 1968. М.: «Наука», 1999, С. 250–327;

Ядерное нераспространение / Под общ. ред. В.А. Орлова. Т. 1. М.: ПИР-Центр, 2002. С. 95–113;

Банн Джордж, Тимербаев Роланд. Право выхода из ДНЯО: мнение двух участников переговоров по выработке Договора // Ядерный Контроль. 2005. ¹ 3. С. 31–44;

Shaker Mohamed Ibrahim. The Nuclear Non-Proliferation Treaty. Origin and Implementation. 1959–1979. N.Y.: Oceana Publications, 1980;

Bunn George. Arms Control by Committee. Managing Negotiations with the Russians. Stanford: Stanford University Press, 1992. P. 59–105.

См. также: Зона, свободная от ядерного оружия.

Р.М. Тимербаев