На волне вызовов и противоречий, или итоги работы во втором комитете X Обзорной конференции ДНЯО

23.08.2022

Во втором комитете завершился последний день заседаний. Всего прошло 11 встреч комитета и 4 встречи вспомогательного органа. Не секрет, что работа во втором (как и в первом) комитете идет напряженнее, чем в третьем. Как отметил представитель Чили, в этих комитетах наибольшее количество спорных вопросов и иногда комитеты «зависают» на обсуждении тех или иных тем.

Здесь все уже привыкли, что не Австралия, а Бразилия пытается вывести из документа всякое упоминание о подводных лодках c ядерными установками. Представитель Аргентины в комментарии для ПИР-Центра заявил, что они не против планов Бразилии по приобретению лодок на НОУ, т.к., во-первых, это не нарушает ДНЯО, а во-вторых, «между Бразилией и Аргентиной уже существует сильный механизм верификации»[1].

Что касается КНДР, главным обвинителем здесь выступает Франция. В пятницу на пленарном заседании Франция выступила с совместным заявлением по северокорейской ядерной программе, которое было поддержано 79 государствами. «Это все началось три года назад, когда на Подготовительном комитете Франция выступила автором совместного заявления, осуждающего ядерную программу КНДР и призывающего Пхеньян к разоружению. Республика Корея и Япония, как самые заинтересованные государства присоединились к этой инициативе, - прокомментировал представитель Республики Корея. – Я думаю, таким образом Франция пытается повысить свою роль в обзорном процессе ДНЯО». Также на выходных между Францией, Японией и Республикой Корея прошли консультации по ядерной программе КНДР.

На фоне жарких споров по КНДР, российская делегация, как всегда, призывает к «более сбалансированному языку, призывающему ко всем сторонам». Российский представитель, отмечая бесполезность исключительно обвинительной риторики в отчете второго вспомогательного органа, приводит восточную поговорку: «Сколько не говори халва, во рту слаще не станет». Делегация Нидерландов берет слово сразу после, чтобы попросить: «Может ли российская делегация повторить поговорку, мы ее не поняли». Обстановка немного разряжается дружным смехом. Все становится на свои места, когда слово «халва» переводят как candy (хотя в английском слово халва тоже существует). Как справедливо заметил один из членов Экспертного совета ПИР-Центра: «Вся проблема в том, что Вы знаете Восток через Запад. Он не Йонбень, а Нёнбён![2]» Вот и про халву здесь не знают.

Действительно, сбалансированный подход пока только смутно проглядывается в докладе комитета. Иран в пятницу отметил, что к завершению конференции все еще не проводятся консультации между странами «из-за деликатных вопросов», которые обсуждает комитет: «Все вопросы, которые мы обсуждаем являются деликатными. Мы призываем к началу консультаций». В итоге, на выходных на консультацию по ЗСОМУ на Ближнем Востоке Председатель Второго комитета пригласила только две страны, Египет и США. Представитель другой арабской страны с сожалением отметил, что так происходит каждую конференцию. В этом году для работы над документом были приглашены только Иордания и ОАЭ.

Что касается Украины и Запорожской АЭС, пункт 31 упоминается чуть ли не чаще всех остальных.  По состоянию на 22 августа пункт 31 гласит: «Конференция выражает свою серьезную озабоченность в связи с военными действиями, проводимыми вблизи или на Запорожской АЭС и других объектах и объектах на территории Украины, потерей контроля компетентными органами Украины над такими объектами из-за военных действий, проводимых Российской Федерацией, и глубоким негативным воздействием этих событий на безопасность, безопасность, включая физическую защиту ядерного материала, и гарантии. Конференция далее отмечает, что потеря контроля над ядерными установками и другими объектами компетентными органами Украины не позволяет этим органам и МАГАТЭ обеспечить эффективное и безопасное осуществление деятельности по гарантиям».

Россия не согласна. «Документ освещает ситуацию однобоко и не подходит российской делегации. Консенсус может быть найден, но не на основе документа, а на основе двух моментов. Во-первых, все страны без исключения обеспокоены военными действиями вокруг Запорожской АЭС. Во-вторых, важно констатировать необходимость осуществления деятельности МАГАТЭ на основе мандата Агенства. Сейчас ведутся переговоры сторон и обсуждается много вопросов. Главный из них - как обеспечить безопасность миссии», - заявляет глава делегации И.С. Вишневецкий. Реакция Австралии неожиданно быстрее реакции даже украинской делегации - Канберра против ослабления текста пункта 31. Далее, Украина заявляет о якобы сообщенных данных, что Россия взяла в заложники украинцев, находящихся на ЗАЭС.

Как отметил в интервью ПИР-Центру член Экспертного совета ПИР-Центра и советник делегации ОАЭ Тарик Рауф[3]: «На самом деле, никто здесь не знает правду, что происходит за Запорожской АЭС. Если это действительно территория, контролируемая Россией, то зачем России её обстреливать? С другой стороны, Украина тоже не заинтересована в том, чтобы соседние территории пострадали. Главный вопрос, который стоит на повестке, как допустить инспекторов МАГАТЭ на станцию. Дело в том, что инспекторам должна быть предоставлены гарантии на безопасный проход. Если их предоставит Россия, это будет де-факто признание территории. Украина также не может давать гарантии в месте, где ведутся военные действия».

Но Россия не одна. Как отмечает директор ПИР-Центра Владимир Орлов: «Лидером житейской и профессиональной мудрости выступила сегодня Южная Африка – страна, когда-то отказавшаяся от ядерного оружия, чемпион ядерного разоружения, что делает её непререкаемым авторитетом на ОК ДНЯО. Южная Африка предложила компромиссный текст и подход, который, по-моему, ни в коей мере не ущемляет ничьи интересы».

Подводя итоги работы во втором комитете, председатель дала напутствие в духе Кеннеди всем участникам: «Спрашивайте себя не о том, удовлетворены ли Вы документом, а то, будет ли нанесен ущерб национальным интересам Вашей страны и безопасности всей планеты, если документ будет принят».

Поскольку итоговый документ второго комитета не был принят, председателем конференции Густаво Злаувиненом будет подготовлен консолидированный отчет по всем трем комитетам.

 

#дняо2022 

 


[1] Интервью будет опубликовано в ближайшее время

[2] Основной ядерный объект Северной Кореи, где расположен ядерный реактор

[3] Имеется в виду OPANAL

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading